Cliodynamics
Клиодинамика





Locations of visitors to this page

web stats

Скачать статьи

Форум


Причины Революции

Навигация
Главная
Клиодинамика
Статьи
Методология и методы
Конференции
СМИ о клиодинамике
Библиотека
- - - - - - - - - - - - - - -
Причины Русской Революции
База данных
- - - - - - - - - - - - - - -
Ссылки
Помощь
Пользователи
ЖЖ-Клиодинамика
- - - - - - - - - - - - - - -
English
Spanish
Arabic
RSS
Файлы
Форум

 
Главная
Египетский переворот 2013 года: опыт эконометрического анализа Версия в формате PDF 
Написал AK   
20.09.2013
ИЗНАЧАЛЬНО ОПУБЛИКОВАНО НА ПОЛИТ.РУ 20 сентября 2013, 15:01
                                   
 

Египетский переворот 2013 года: опыт эконометрического анализа

                         

Одна из самых обсуждаемых тем в мировых медиа – события в Египте. Мы публикуем на эту тему новую статью двух востоковедов: научного сотрудника Лаборатории мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ, научного сотрудника Института Африки РАН Леонида Исаева и главного научного сотрудника Института востоковедения РАН, профессора Факультета глобальных процессов МГУ, зав. Кафедрой современного Востока РГГУ, зав. Лабораторией мониторинга рисков дестабилизации НИУ ВШЭ, ведущего научного сотрудника Лаборатории политической демографии и макросоциальной динамики РАНХиГС, ведущего научного сотрудника Института Африки РАН Андрея Коротаева.

Спад экономики ещё не полностью пошёл на подъём...
Виктор Черномырдин

3 июля 2013 года министр обороны Египта Абд ал-Фаттах ас-Сиси в своем обращении к гражданам заявил об отстранении президента Мухаммеда Мурси от занимаемой им должности и приостановлении действия принятой в декабре 2012 года конституции. Таким образом, подошел к концу пусть и короткий, но уникальный для страны период правления «Братьев-мусульман».

Министр обороны Египта Абд ал-Фаттах ас-Сиси выступает с обращением к гражданам заявил об отстранении президента Мухаммеда Мурси от занимаемой им должности и приостановлении действия принятой в декабре 2012 года конституции. Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/en/3/3e/General_Al-Sisi%2C_announcing_the_removal_of_President_Morsi.png

М. Мурси уже в первые месяцы своего правления вплотную столкнулся с необходимостью проведения крайне непопулярной политики по преодолению социально-экономического кризиса в стране. Сигналом того, к каким политическим последствиям это может привести, послужило голосование на референдуме в декабре 2012 года, когда поддержка «проталкиваемой» исламистами конституции была не столь очевидна, как это имело место, скажем, в марте 2011 года на голосовании по принятию временной конституционной декларации или на парламентских выборах в декабре 2011 – январе 2012 года [1]. Было очевидно, что решить социально-экономические вопросы путем пропаганды ислама и популистских лозунгов не удастся, а это означало, что президенту пришлось бы либо отступить от политики исламизации, что неминуемо привело бы к расколу среди исламистов Египта, либо все разочарования, связанные с неулучшающимися (а то и вовсе ухудшающимися) условиями жизни населения и нерешенностью социально-экономических проблем, прочно ассоциировались бы с периодом правления исламистов, что резко сказалось бы на их поддержке со стороны граждан. Однако Мурси был отведен год на реализацию египетского «экономического чуда», что не оставило пятому египетскому президенту шансов на удержание власти.

Демонстрация против правления Братьев-мусульман в Каире 28 июня 2013 года. Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/cd/Anti_Morsi_protest_march_at_28th_June_2013.jpg.

Тем не менее, если понаблюдать за поведением основных египетских биржевых индексов, то можно выявить крайне интересные закономерности. Так, за два дня до начала протестов, направленных против президента Мурси, 24 июня 2013 года главный египетский биржевой индекс EGX 30 начал устойчиво расти (Рис. 1): а за период между этой датой и до момента закрытия торгов 2 июля 2013 года, т. е. непосредственно перед свержением М. Мурси он вырос более чем на 10% – с 4523,32 до 4986,81 пункта, а сразу после переворота, 4 июля, – до 5334,54 пункта (так что общий рост за период 24 июня – 4 июля составил 18%).

Рис. 1. Динамика индекса EGX 30 (сентябрь 2012 – сентябрь 2013 гг. ).

Источник: http://www.bloomberg.com/quote/CASE:IND

Аналогичная тенденция наблюдалась и с другими египетскими биржевыми индексами. Скажем, египетский EGX 100,начав рост уже с 23 июня 2013 года с отметки в 613,69, вырос к закрытию биржи накануне переворота почти на 10% (до 671,26), а после переворота, 4 июля подскочил до 728,91(так что общий рост за период 23 июня – 4 июля составил около 19%) (Рис. 2).

Рис. 2. Динамика индекса EGX 100 (10 июня – 5 сентября 2013 г. )

Источник: http://www.egx.com.eg/english/homepage.aspx.

Бурный рост показал и египетский EGX 70, поднявшись с 348,81 пункта 23 июня 2013 года до 380,87 пунктов к закрытию торговнакануне переворота, 2 июля 2013 года, и дополнительно подскочив до 422,62 пунктов сразу после переворота, 4 июля (Рис. 3):

Рис. 3. Динамика индекса EGX 70 (10 июня – 5 сентября 2013 г. )

Источник: http://www.egx.com.eg/english/homepage.aspx.

Это свидетельствует о том, что уже перед самым свержением Мурси существовала информация о предполагаемой попытке смены власти в стране в совершенно определенном направлении (но, как мы увидим, не только об этом), что и способствовало стимулированию биржевых игроков «вкладываться» в акции египетских компаний. Но обо всем по порядку.

Самое стремительное падение египетских биржевых индексов в годы Арабской весны произошло в январе 2011 года. Тогда накануне революции «25 января» торги на египетской бирже (EGX 30) остановились на отметке 6723,17 пунктов по состоянию на вечер 24 января 2011 года. Надо сказать, что до сегодняшнего дня EGX 30 так и не смог достичь той отметки, даже не сумев преодолеть символическую отметку в 6000 пунктов. После чего за два дня биржевой индекс упал аж на 16,01%: торги 27 января 2011 года закрылись на отметке 5646,5 пунктов [2]. В марте того же года EGX 30 опустился к уровням в районе 5000 пунктов.

Это и неудивительно, ведь главными проигравшими в ходе событий января – февраля 2011 года оказались представители т. н. «команды Гамаля Мубарака» – молодые бизнесмены и политики, которых сын египетского президента активно продвигал на ключевые позиции в органах государственной власти (прежде всего, Совете Шура, Народной Ассамблее и кабинете министров) и правящей Национально-демократической партии (НДП). К тому моменту раскол внутри египетской политической элиты так и не был преодолен, а египетская элита так и не смогла преобразоваться, чтобы удержаться у власти. Попытка такого преобразования привела к расколу между «молодой» (команда Г. Мубарака) и «старой» (армейская верхушка) гвардией внутри элиты. Данный конфликт назревал уже давно и во многом был вызван неприятием египетским генералитетом Гамаля Мубарака как потенциального преемника Хосни Мубарака на посту президента страны [3]. В итоге египетские военные заняли нейтральную позицию в отношении протестных акций, направленных против Хосни Мубарака, однако встали на сторону протестующих в тот, момент, когда «команда Г. Мубарака» попыталась решить исход противостояния собственными силами, организовав 2 февраля 2011 года т. н. «битву за Тахрир», известную также как «Верблюжья битва» [4].

Впоследствии это привело к целому ряду громких судебных разбирательств в отношении лиц, причастных к данному инциденту. В соответствии с переданным в марте 2011 года генеральному прокурору отчетом следственного комитета при Высшем совете вооруженных сил Египта причастными к организации стычки на Тахрире были Абдан-Насер аль-Габри и Юссеф Хаттаб депутаты и бизнесмены от НДП в Народной Ассамблее и Совете Шура, соответственно, представляющие округ Харам в Гизе. Еще двумя бизнесменами из НДП, покрывавшими расходы на организованные Гамалем Мубараком и Сафватомаш-Шерифом акции, были Ибрагим Камель, мультимиллионер, зарабатывавший на инвестициях в Египте, Великобритании и России, а также Мухаммед Абу ан-Найм, бывший председатель индустриального комитета в парламенте и председатель совета директоров «Cleopatra Group» [5].

Таким образом, многие египетские бизнесмены, связанные с НДП, либо бежали из страны, либо угодили за решетку, все это сопровождалось их избавлением от собственных активов, обваливанием курсов акций, падением биржевых индексов и т. д. Контраст с июльской «революцией» 2013 года, сопровождавшейся не обвалом, а бурным ростом биржевых индексов, конечно же, очевиден.

Начнём с того, что после победы «Братьев-мусульман» на парламентских выборах 2011–2012 года, прихода к власти М. Мурси и последовавшего за этим роспуска Высшего совета вооруженных сил и отстранения от должности министра обороны Мухаммеда Тантави, а также начальника генштаба Сами Аднана, с последовавшими кадровыми перестановками в военных рядах ситуация стала угрожающей и для египетского генералитета. Уже к 2013 году, будучи одним из наиболее крупных «бизнесменов» страны, египетская армия наряду с уцелевшими в постмубараковское время бизнесменами, работавшими в «команде Гамаля Мубарака», осознали необходимость совместного противостояния «Братьям», что подтверждает динамикой изменения египетских биржевых индексов после открытия торгов 24 июня 2013 года.

Можно с большой долей вероятности утверждать, что за несколько дней до начала выступлений против президента М. Мурси уже поступила информация о том, что военные намерены идти до конца, а в случае их успеха Египет ожидает долгожданный заем Арабского валютного фонда и других финансовых игроков Залива. В свою очередь гарантии притока валюты в страну стимулировали биржевых игроков вкладываться в египетские акции и обеспечили рост биржевых индексов.

В подтверждение данной точки зрения может говорить и тот факт, что после свержения М. Мурси пост исполняющего обязанности премьер-министра достался Хазему ал-Баблауи. Будучи юристом по образованию, он начинал свою карьеру в качестве советника министра финансов Кувейта в 1970-х годах, а десять лет перед событиями Арабской весны работал советником в Арабском валютном фонде в Дубае. Не исключено, что достижение договоренности о предоставлении Египту займа по линии данной организации было во многом его заслугой, во многом в обмен на что он и получил пост премьера. Нельзя исключать и того, что назначение хорошо знакомого финансовым структурам Залива ал-Библави на пост премьера (или вице-премьера) в том правительстве, которое планировалось поставить у власти после переворота, было одним из условий гарантий предоставления «путчистам» нескольких миллиардов долларов сразу же после июльской «революции».

Противники Братьев-мусульман на Тахрире празднуют свержение Мурси. Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/a/ae/Morsi%27s_ouster_celebrations_Tahrir_20130707-1.jpg.

Здесь также необходимо отметить, что принятие решения о выделении займов со стороны международных финансовых организаций требует немало времени, что свидетельствует о том, акция со стороны широкого блока противников М. Мурси была заранее и очень тщательно спланирована.

Теперь обратимся к динамике золотовалютных резервов Египта (см. Рис. 4):

Рис. 4. Динамика изменения золотовалютных резервов Египта, 2006-2011 гг. ,
в млрд долл. США

Очевидно, что с конца 2005 г. наблюдался стремительный рост золотовалютных резервов Египта с некоторым падением в 2009 г. , вызванным мировым финансовым кризисом. При этом своего максимума данный показатель достиг накануне Арабской весны – в декабре 2010 года, составив 36,04 млрд долл. США. Сразу же после январской революции 2011 года началось резкое сокращение золотовалютных резервов страны, достигнув своего минимума в марте 2013 года – 13,42 млрд долл. США, что практически втрое ниже дореволюционного уровня.

Однако, с апреля по май 2013 года, наметился рост золотовалютных резервов Египта, достигнув в мае отметки в 16,04 млрд долл. США (Рис. 5), что связано прежде всего с помощью, которую начал оказывать Катар. Так, в начале апреля 2013 года египетская правительственная делегация направилась в Доху, где было подписано соглашение об оказании катарцами финансовой помощи Каиру в размере 3 млрд долл. США [6]. Помощь должна была поступить двумя путями: посредством покупки части египетских облигаций и путем размещения депозитов в египетских банках. Как видно (Рис. 5), именно на такую суммы и выросли золотовалютные резервы Египта в мае 2013 года. Аналогичную динамику демонстрируют и египетские биржевые индексы (Рис. 1): в преддверии визита египетской делегации в Катар,3 апреля 2013 года, EGX 30 прекратил свое падение на отметке 4926,22 пункта. После чего его рост наблюдался вплоть до 30 мая 2013 года.

Рис. 5. Динамика изменения золотовалютных резервов Египта, сентябрь 2011 – август 2013 г. , в млрд долл. США.

В июне 2013 года вновь наметилось падения египетских золотовалютных запасов до 14,92 млрд долл. США. Аналогичная тенденция наблюдалась и на египетских биржах: индекс EGX 30 к 24 июня 2013 года упал на 702,9 пункта, достигнув отметки в 4223,32. Подобное поведение биржевых игроков можно объяснить попаданием страны в период неопределенности: скорее всего, начали появляться первые сообщения о готовящемся перевороте, однако его успех был еще не столь очевидным. Ситуация неопределенности закончилась накануне первых выступлений против М. Мурси 25 июня 2013 года – именно тогда военные окончательно определились с будущей стратегией по свержению пятого президента Египта, что подтверждает и начало роста биржевых индексов (см.: Рис. 1-3).

С одной стороны, позиция египетской армии может показаться весьма странной: брать власть в свои руки в тот момент, когда египетская экономика испытывает откровенные трудности и требует принятия непопулярных социально-экономических решений (например, повышения цен на топливо, продукты питания и т. д. – подробнее об этом см. в одной из наших прошлых публикаций на «Полит.ру»), означает политическое «самоубийство» в преддверии грядущих парламентских выборов, назначенных на февраль 2014 года. Однако данный политический ход выглядит весьма осмысленно в свете одобренного со стороны Арабского валютного фонда и других финансово-политических структур Залива займа Египту, выделявшегося при условии смены руководства страны.

Сразу же после свержения М. Мурси и его ареста Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ заявили о предоставлении финансовой помощи Египту в размере 12 млрд долл. США, большая часть из них – 5 млрд долл. США – должны поступить от Эр-Рияда, 4 млрд долл. США от Эль-Кувейта и на 1 млрд меньше из ОАЭ . При этом предполагалось, что финансирование будет осуществляться тремя путями: посредством размещения депозитов в египетском Центральном банке, в форме поставки энергопродуктов, а также посредством прямых денежных переводов [7]. В принципе, данной суммы Египту должно было бы хватить как раз на полгода, т. е. до февральских выборов в Народную Ассамблею 2014 года, учитывая, что в канун выборов субсидии являются «священной коровой» для любой власти и не будут подвергаться сокращениям. Таким образом, одобренный вышеуказанными странами Персидского залива транш Египту, имел под собой четко просматривающиеся политические цели.

В данном случае на лицо раскол внутри членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Очевидно, что позиция Саудовской Аравии, Кувейта и ОАЭ, поддержавших военный переворот в Египте, была направлена против Катара, выступившего на ряду с Турцией в поддержку М. Мурси. Во многом отношение проегипетской коалиции на Аравийском полуострове, с одной стороны, и Катара, с другой, в отношении происходящих в Египте событий являются отражением отношений между этим странами. После прихода к власти «Братьев-мусульман» отношения между Каиром и Эр-Риядом ровно, как и с Эль-Кувейтом и Абу-Даби, заметно ухудшились. В тоже время невооруженным взглядом было видно ориентация президента Мурси на Доху.

С самого начала Арабской весны Катар начал активно позиционировать себя в качестве самостоятельного политического игрока на ближневосточной арене, что не могло впоследствии не вызвать неодобрение прежде всего со стороны Саудовской Аравии, претендующей на статус ключевого страны Арабского мира, что стало особенно актуально в контексте ослабления традиционных «государств-тяжеловесов» региона – Египта, Сирии и Ирака. Показательным является и недавнее сближение Дохи и Тегерана: в июне 2013 года министр иностранных дел Ирана посетил Катар для того, чтобы лично поздравить нового эмира Тамимаат-Тани. В свою очередь Катар был одной из первых стран, поздравивших нового министра иностранных дел Ирана Двавада Зарифа с назначением на эту должность 15 августа 2013 года.

Но ставка военных на отстранение от власти М. Мурси и последующее принятие стимулирующего пакета, вероятно, оправдала бы себя, если бы не жесткий ответ «Братьев-мусульман». Как известно, сторонники «Братьев» организовывали массовые акции протеста против смещения Мурси с президентского поста, которые в конечном счете вылились в массовые беспорядки и столкновения с полицией и военными, продолжавшиеся до второй половины августа 2013 г. Ситуация особенно осложнилась после того, как 8 июля 2013 года демонстрации охватили туристические центры страны – Хургаду и Шарм эль-Шейх [8]. Неудивительно, что сложившаяся ситуация существенно повлияла на сокращение туристического потока в Египет, а соответственно лишила его одной из основных статей своего дохода. Таким образом, спровоцированный «Братьями» обвал в туристической отрасли Египта, уже не гарантирует действующей власти во главе с Адли Мансуром уверенного экономического развития до выборов 2014 года.

Ситуация усложняется еще и ростом доходности египетских госбумаг. 25 июля 2013 года правительство Египта разместило два выпуска краткосрочных облигаций: с погашением через 1 год под 13,82% и 6 месяцев под 13,32%. Сейчас данный показатель в Египте один из самых высоких в мире, что ложится дополнительным финансовым бременем на государство.

Однако главная проблема кроется в том, что нынешнее дефицитное финансирование, поступившее в Египет из стран Персидского залива способно решить (и то с натяжкой в условиях демарша «Братьев») лишь краткосрочные, текущие экономические проблемы за счет очередного влезания страны в долг за счет внешних заимствований. Так, по состоянию на декабрь 2012 года внешний госдолг Египта составил 38,92млрд долл. США, что почти на 4 млрд выше по сравнению с аналогичным показателем в декабре 2011 года – 35 млрд долл. США.

В этой связи прослеживается аналогия со второй половиной XIX века, когда сначала во время правления Мухаммеда Саида-паши, а после при Исмаил-пашев результате займов, предоставляемых европейскими банками, возник египетский государственный долг. При этом в период правления Исмаил-паши было закончено строительство Суэцкого канала, расширены площади под посевы хлопка, возводились ирригационные сооружения, продолжилось строительство более тысячи километров железных дорог, мостов через Нил, нескольких тысяч километров телеграфных линий, учебных заведений, портов, объектов водо- и газоснабжения и т. д. Все это в долгосрочной перспективе способствовало развитию Египта, однако для самого Исмаила-паши оказалось фатальным – в 1879годупод давлением европейских кредиторов он был смещен со своей должности решением Османского султана, а его место занял Тауфик-паша.

Столь же необходимым для Египта выглядит и принятие стимулирующего пакета от стран Персидского залива. При этом расплачиваться за относительно устойчивое развитие до февраля 2014 года придется тем силам, которые победят на выборах в Народную Ассамблею. Ввиду чего, как это ни парадоксально, побеждать на грядущих египетских выборах не выгодно, прежде всего, по экономическим соображениям. Однако, с политической точки зрения, победа как воздух нужна что военным, что исламистам. Первые, в случае поражения рискуют испытать на себе месть «Братьев-мусульман» за незаконное отстранение М. Мурси от власти, а также последующие аресты их лидеров и жесткое отношение к их сторонникам в ходе протестов в июле-августе 2013 года. В свою очередь, сами «Братья» могут вновь лишиться возможности легального участия в политическом процессе Египта и попасть под запрет, причем подобного рода инициатива уже неоднократно озвучивалась после военного переворота 2013 года. Конечно же, наиболее приемлемым вариантом для египетских военных была бы ситуация, при которой исламисты, победив на выборах 2014 года, смогли бы вновь себя дискредитировать. Однако события, последовавшие за свержением Мурси, скорее свидетельствуют об обратном: обе стороны будут стараться получить очередной мандат, поставив тем самым свои политические интересы выше экономических интересов Египта.

Демонстрация против военного переворота 5 июля в Дамьетте. Источник: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/81/Damietta_protests.jpg.

Авторы на площади Тахрир:

Примечания

1. Подробнее см.: Исаев Л. М. После арабской весны: на пути к исламской республике? // Неприкосновенный запас, №5, 2013; Коротаев А. В. , Исаев Л. М. , Шишкина А. Р. (Ред. ). Системный мониторинг глобальных и региональных рисков. Арабский мир после Арабской весны. М.: Ленанд/URSS, 2013

2. 25 января 2011 года торгов по EGX 30 не было.

3. Подробнее см.: Исаев Л. М. Группы рисков политической нестабильности в Египте // Системный мониторинг глобальных и региональных исков: Арабская весна 2011 года / Отв. ред. Коротаев А. В. , Зинькина Ю. В. , Ходунов А. С. М.: Либроком, 2012.

4. Исаев Л. М. , Шишкина А. Р. Египетская смута XXI века. М.: Либроком, 2012.

5. Gamal Essam El-Din. NDP’s Battle of the Camel // Al-AhramWeekly. No 1039. 17-23 March, 2011)

6. Daragahi B. Qatar Gives Egypt $3 bn Aid Package // Financial Times, 10. 04. 2013. URL: http://www.ft. com/cms/s/0/790a7d52-a1f4-11e2-8971-00144feabdc0. html#axzz2e5gDeWxu.

7. Mustafa H. , Ben Flanagan. Gulf’s $12 bn Aid to Egypt Seen as “Lifeline”, Not a Cure // Al-Arabiya, 11. 07. 2013. URL: http://english.alarabiya.net/en/business/economy/2013/07/11/Gulf-s-12bn-aid-to-Egypt-seen-as-lifeline-not-a-cure.html.

8. Сторонники и противники Мурси проводят демонстрации на курортах Египта // РИА Новости, 8. 07. 2013. URL: http://ria.ru/arab_riot/20130708/948187587.html.


| Просмотров: 5814

Ваш комментарий будет первым
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.

Последнее обновление ( 04.11.2013 )
 
< Пред.   След. >
© 2017