Cliodynamics
Клиодинамика





Locations of visitors to this page

web stats

Скачать статьи

Форум


Причины Революции

Навигация
Главная
Клиодинамика
Статьи
Методология и методы
Конференции
СМИ о клиодинамике
Библиотека
- - - - - - - - - - - - - - -
Причины Русской Революции
База данных
- - - - - - - - - - - - - - -
Ссылки
Помощь
Пользователи
ЖЖ-Клиодинамика
- - - - - - - - - - - - - - -
English
Spanish
Arabic
RSS
Файлы
Форум

 
Главная arrow Библиотека arrow Мифы и гены
Мифы и гены Версия в формате PDF 
Написал Administrator   
24.01.2012
 
         СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ 
Обложка Коротаев А.В., Халтурина Д.А., Боринская С.А. Мифы и гены: Глубокая историческая реконструкция  

Коротаев А.В., Халтурина Д.А.
Мифы и гены: Глубокая историческая реконструкция
2010. 184 с. 218 руб.
ISBN 978-5-397-01175-4

ДРУГИЕ КНИГИ ЭТОГО АВТОРА:
Глобальный кризис в ретроспективе: Краткая история подъемов и кризисов: от Ликурга до Алана Гринспена.
Социальная макроэволюция: Генезис и трансформации Мир-Системы.
История и математика: Проблемы периодизации исторических макропроцессов.
История и Математика: Модели и теории.
Эволюция: космическая, биологическая, социальная.
Макроэволюция в живой природе и обществе.
История и Математика: Процессы и модели.
История и математика: Анализ и моделирование социально-исторических процессов.
История и математика: Макроисторическая динамика общества и государства.
История и математика: Концептуальное пространство и направления поиска.
История и математика: Эволюционная историческая макродинамика


Заказ можно изменить в любой момент

Подробная информация:
--
Аннотация
-- Оглавление
-- Введение
-- МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД К РЕКОНСТРУКЦИИ ДОПИСЬМЕННОЙ ИСТОРИИ
-- Об авторах

         
СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ
 Аннотация

В монографии демонстрируется возможность глубокой исторической реконструкции эволюции мифологических систем на основе системного анализа фольклорно-мифологических и генетических данных. Особое внимание уделяется происхождению и эволюции дуалистических космогоний. Предлагается реконструкция наиболее архаических протодуалистических космогоний, локализуемых в Юго-Восточной Азии; прослеживаются пути распространения и трансформации данного мифологического комплекса. Исследуется проникновение дуалистических космогоний в Северную Америку и их распространение по Северной Евразии. Анализируется возможность проникновения дуалистических мотивов от протофинноугров к протоиранцам в период "федоровского контакта". Рассматривается распространение и трансформация дуалистических космогоний на Ближнем Востоке и в Западной Евразии.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся древнейшей историей человечества, эволюцией мифологических систем, а также проблемами интеграции точных, естественных и социальных наук.       

СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ


 Оглавление
Введение. Междисциплинарный подход к реконструкции дописьменной истории
Глава 1.  Гены и мифы
Глава 2.  Урало-америндский космогонический комплекс
Глава 3.  Мифы и гены заселяют Америку. Какая из волн заселения Нового Света принесла туда урало-америндские космогонические мотивы?
Глава 4.  Мифы и гены расселяются по Северной Евразии
Глава 5.  Мифы и гены: изобретение дьявола

Заключение

СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ

Приложения
  Приложение 1. Список 20 "трансберингских" мотивов с максимальными отрицательными факторными нагрузками на ГК2
  Приложение 2. Список 20 "циркумгоби-америндских" мотивов с максимальными положительными факторными нагрузками на ГК2
  Приложение 3. Ареальное распределение уральских космогонических мотивов и уральских генетических маркеров
  Приложение 4. Распространение версий мотива ВОЗА: Возникновение земли из небольшой частички твердого вещества, положенного на поверхность океана
  Приложение 5. Распределение версий мотивного комплекса В01: Дуалистическое творение мира (А50)
Библиография
Summary

 Введение

       СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД К РЕКОНСТРУКЦИИ ДОПИСЬМЕННОЙ ИСТОРИИ

События дописьменной истории всегда представляли собой огромный интерес для исследователей. Изобретение письменности нередко позволяло жившим в исторические эпохи людям донести до нас информацию и многом из того, что казалось им важным, будь то славные военные походы или коммерческие операции. Письменные источники дают нам бесценный ключ к пониманию исторических, археологических, лингвистических, этнографических, фольклорно-мифологических и других данных. Благодаря этому мы имеем возможность восхищаться величием древним культур, которое открывают нам во многом именно письменные источники. Между тем, события эпох, предшествующих распространению письменности, были ничуть не менее впечатляющими. Расселение людей по земному шару, сосуществование и борьба с другими гоминидами, колонизация Евразии, Австралии, Океании и обеих Америк, изобретение земледелия, керамики, колеса, плуга, металлургии, ранние этапы распространения языков и технологий, бесчисленные миграции и завоевания дописьменной эпохи, -- подробности всех этих событий скрыты от нас завесой тайны.

Мы практически ничего не знаем об очень многих сторонах культуры людей, живших в дописьменную эпоху. Как воспринимали неандертальцев кроманьонцы? Каковы были религиозные представления создателей орудий культуры Кловис, возможно, первыми проникшими в Северную Америку? Какова была политическая структура сообществ первых земледельцев? На каких языках говорили европейцы до индоевропейской экспансии?

Для того чтобы приблизиться к ответу на эти и многие другие вопросы необходимо привлекать источники из самых разных дисциплин: археологии, лингвистики, этнографии, палеоклиматологии, физической антропологии, и наконец, популяционной генетики и фольклористики.

Археологические данные до сих пор были главным, и в ряде случаев единственным источником по истории дописьменных обществ. Вместе с тем, изучение исторических обществ с развитой письменностью также полезно для реконструкции дописьменной истории, так как исторические цивилизации многое унаследовали от предковых бесписьменных культур.

Например, сопоставление текстов Ригведы и Илиады дает возможность реконструировать многие важные элементы протоиндоевропейской культуры.

Существенный вклад в изучение прошлого внесло развитие сравнительно-исторической лингвистики, позволяющей восстанавливать умершие языки и устанавливать с помощью глоттохронологических методов время расхождения языков (а, значит, и их носителей). Изучение праязыков зачастую дает представление о географической среде, материальной и духовной культуре, а также социальной организации носителей этих языков (см., например: Долгопольский 1964; Иллич-Свитыч 1971--1984; Хелимский 1984; Гамкрелидзе, Иванов 1984; Бурлак, Старостин 2001; Dolgopolsky 1989; Illich-Svitych 1989; Starostin 1989; Bomhard 1994; Militarev 2000 и т.д.).

Археологические данные и лингвистические реконструкции открывают широкие возможности для использования опыта изучения дописьменных культур, накопленного этнографами. Например, реконструируя праязыки, лингвисты, как правило, восстанавливают значительное количество терминов родства. Это позволяет реконструировать систему терминов родства бесписьменных народов, живших тысячи лет назад. С другой стороны, многолетний исследовательский опыт школы кросс-культурных исследований в антропологии убеждает в том, что, зная систему терминов родства в каком-либо обществе, можно с очень высокой степенью вероятности установить большое количество черт социальной организации этого общества, например, локальность брака, наличие либо отсутствие родовых групп, а также их типы, наличие либо отсутствие кросскузенных браков, а если кросс-кузенный браки практиковались, то определить, о каком именно типе таких браков может идти речь и т.д. (см., например: Коротаев 1999, 2003в; Коротаев и др. 2001; Korotayev et al. 2003). В свою очередь, знание черт социальной организации того или иного общества позволяет предположительно установить и ряд других характеристик развития общества. Например, локальность брака (поселение новобрачных с родственниками мужа либо жены и т.д.) позволяет предсказывать интенсивность внутренней военной активности в обществе (см., например: Коротаев 2003а, 20036; Korotayev 2001, 2002, 2003а, 20036; Khaltourina, Korotayev 2006).

Многие реконструкции такого рода могут быть проверены с помощью археологических данных, поскольку, как показывают кросс-культурные исследования, для значительного числа социальных характеристик существуют устойчивые корреляты из области материальной культуры. Например, средняя площадь жилища тесно коррелирует с типом брачного поселения (Divale 1977).

Генетические данные в последние годы все чаще привлекаются для реконструкции ключевых событий дописьменной популяционной истории, таких как крупные миграции, изменение численности человеческих популяций, дивергенции, метисации этнических групп и т.д. Это стало возможно после стремительного подъема в популяционной генетике в 1990-х гг. (см. об этом, например: Боринская, Хиснутдинова 2002). Большой вклад в развитие популяционной генетики внесла работа в рамках международного проекта "Геном человека".

За последние годы генетиками были исследованы ДНК десятков тысяч людей, представителей самых разных народов. Большое значение также имели исследования ДНК костных остатков людей, живших как в исторические, так и дописьменные эпохи.

Для дописьменной истории колоссальное значение имеет анализ ареального распространения генетических маркеров, называемых гаплотипами и гаплогруппами. Гаплотип представляет собой группу сцепленных генетических маркеров (аллелей) на одной хромосоме. Наиболее интересны гаплотипы Y-хромосомы и митохондриальной ДНК, которые не отвечают ни за какие особенности организма и личности человека (и, конечно же, не переносят никакой культурной информации), и передаются строго по мужской (Y-хромосома), либо строго по женской линии (митохондриальная ДНК) (подробнее об этом мы рассказываем в Главе 1). Гаплогруппа (или генетическая линия) представляет собой группу гаплотипов, связанных общим происхождением, где каждый гаплотип отличается от <соседнего > на один мутационный шаг (Степанов 2002: 6).

Расселяясь по планете и мигрируя, люди приносили с собой и оставляли в потомстве свои гены, и, в том числе, свои гаплотипы Y-хромосомы и митохондриальной ДНК (их также называют отцовскими и материнскими линиями). Поскольку генеалогические древа и приблизительный возраст гаплогрупп уже вычислены генетиками, то зная спектр разнообразия гаплотипов у какого-либо народа, можно определить не только особенности его происхождения, но и сделать оценки некоторых ключевых событий его популяционной истории.

Конечно же, народы возникают и исчезают, а разные группы людей смешивались и смешиваются друг с другом. Поэтому практические все живущие ныне популяции имеют смешанное происхождение. Так, около 5% материнских линий современных европейцев имеют неевропейское происхождение (Oppenheimer 2003). Однако, как правило, распределение той или иной гаплогруппы имеет вполне определенные ареалы. Изучение этих ареалов, в сочетании с анализом генеалогических древ гаплогрупп и данных из смежных дисциплин, проливает свет на события дописьменной истории.

С другой стороны, все более перспективным для исследователей дописьменной истории в последние годы представляется изучение распространения фольклорно-мифологических мотивов, поскольку появление очень похожих, но при этом весьма специфичных мифологических мотивов в разных местах маловероятно. Например, сложно представить себе, чтобы несколько раз был заново изобретен следующий мотив:

После того, как добрый со-творец сотворил человеческое тело, он пошел за душой (или с какой-либо другой целью), оставив собаку сторожить человеческое тело. Собака в те времена имела голое тело, без шерсти. Злой со-творец подкрался к собаке и предложил дать ей теплую шерсть в обмен за то, чтобы она подпустила его к человеческому телу. Собака на это предложение согласилась, и злой со-творец действительно дал ее теплую шерсть, которая до сего времени греет собаку. Так как собака ему больше не препятствовала, злой сотворец подошел к человеческому телу и нанес ему разного рода вред (чаще всего речь идет о том, что он истыкал или оплевал его). В результате у людей появились все возможные болезни, недостатки и пороки.

Правдоподобным кажется диффузионное распространение этого и многих других мотивов, в особенности учитывая, что мифологические мотивы почти всегда имеют не хаотическое, а ареальное распределение, либо распространены в смежных ареалах.

В данной работе для реконструкции происхождения и эволюции дуалистических космогонии, в числе прочего, широко используется метод сравнения ареального распределения генетических маркеров (отцовских и материнских линий) и космогонических фольклорно-мифологических мотивов, в том числе, с помощью статистических методик. Забегая вперед, упомянем, что в ряде случаев у генетических маркеров находятся вполне определенные фольклорно-мифологические корреляты, при этом использование статистического анализа, наряду с привлечением источников из других дисциплин, позволило с высокой степенью вероятности исключить возможность случайности совпадения этих ареалов. Скорее, совпадение этих ареалов можно объяснить тем, что в ходе миграций люди приносят с собой на новое место жительство и оставляют потомкам и гены, и мифы.

При написании этой книги анализ генетических и фольклорномифологических маркеров был дополнен привлечением материалов исторических наук, в частности религиоведения, археологии, палеоклиматологии, лингвистики и т.д. Такой междисциплинарный синтез дал нам возможность сопоставить разные виды данных, прийти к достаточно неожиданным выводам и предложить новую реконструкцию происхождения и эволюции дуалистических космогонических мотивов в Евразии и Северной Америке.

 СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ

Заключение

 СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ

Проведенное нами исследование позволяет сделать следующие предвари­тельные выводы:

 

  1. Имеются некоторые основания утверждать, что ареальное распреде­ление фольклорно-мифологических мотивов может ста­тистически значимо коррелировать с пространственным распре­делением таких генетических маркеров, как гаплогруппы мито­хондриальной ДНК («материнские линии», mtDNA HG) и Y-хро­мосомы («отцовские линии», NRY HG).
  2. Анализ ареального распределения фольклорно-мифологических мотивов подтверждает выводы, сделанные генетиками, иденти­фицировавшими Южную Сибирь в качестве места, откуда произошла миграция, представлявшая собой основную волну заселения Нового Света (диффузия соответствующих популяций в Новом Свете оказывается ассоциированной с распространением кловисской и пара-кловисских археологических культур). Действительно, именно в Южной Сибири мы наблюдаем наиболее высокую в Евразии концентрацию америндских фольклорно-мифологических мотивов. С другой стороны оказывается возможным связать с этой волной заселения Нового Света проникновение туда материнской линии (mtDNA HG) С и отцовской линии (NRY HG) Q > Q3.
  3. Пространственное распределение циркумгоби-америндских фольклорно-мифологических мотивов статистически значимо коррелирует с распределение mtDNA HG C. Это делает воз­можным до значительной степени реконструировать мифологический комплекс, принесенный в Новый Свет основной волной его заселения около 13 тыс. л.н.
  4. Другая волна заселения Нового Света коррелирует с распределением mtDNA HG B и мотивами «мелазонского» мифологического комплекса, наиболее высокая концентрация которых наблюдается, с одной стороны, в Меланезии, а с другой – в Амазонии. Эти мотивы образуют несколько взаимосвязанных комплексов, что позволяет довольно подробно реконструировать «протомелазонскую» мифологию, принесенную в Новый Свет носителями mtDNA HG B. Один из таких комплексов взаимосвязанных мотивов принадлежит к группе мифологем «Потерянного рая», H04:[1] Смерть: смена кож (D1889.6), H05A: Люди смертны, змеи бессмертны, H30: Ошибочный выбор[2]. Другая группа включает в себя несколько мотивов, центрирующихся вокруг мифологемы F38: Конец власти женщин, F44: Ссора мужчин и женщин, F39: Женщины наказаны, F43: Исчезновение первых женщин, F40: Общий муж/предводитель женщин, F41: Мужья убивают жен, F45: Амазонки, F42: Мужчины уходят, F43A: Исчезновение первых женщин. A. Убивают или преображают мужчин, F16: Мужчины и женщины: обмен признаков. Группа солярных и лунарных мотивов тесно связана со всеми остальными группами, так как эти мифологемы встречаются в одних текстах с мотивами других групп, образуя определенное логическое единство с ними в рамках этих текстов. Для «Мелазонии» также характерна очень специфическая космогония, в рамках которой нет необходимости объяснять возникновение земли или людей, так как предполагается, что они существовали всегда, а мифологическая история начинается с появления на земле людей, приходящих туда с иного уровня мироздания, в наиболее типичном случае из-под земли.
  5. Частоты материнской линии (mtDNA HG) A в автохтонных сибирских и американских популяциях демонстрируют достаточно сильную и статистически значимую корреляцию с числом мотивов Цикла Ворона в соответствующих фольклорно-мифологических традициях. Есть основания предполагать, что как большинство из этих мотивов, так и соответствующий генетический маркер («арктическая A») были принесены на крайний Северо-Восток Азии и крайний Северо-Запад Америки (т.е. в Трансберингию) позднее материнских линий B и C, а также циркумгоби-америндских, мелазонских и урало-америндских мотивов. Присутствие относительно гомогенной трансберингской «генетико-мифологической» зоны, характеризующейся высокими частотами как материнских предковых линий А, так и трансберингских фольклорно-мифологических мотивов объясняется, с одной стороны, по всей видимости тем, что и те, и другие были принесены в Трансберингию относительно поздними миграциями в эту зону на-дене, эскоалеутов и носителей чукотко-камчатских языков, которые в очень заметной степени вытеснили из Трансберингии как генетические маркеры, так и фольклорно-мифологические мотивы более раннего населения региона. Но с другой стороны, тот же самый факт, по всей видимости, дополнительно в очень значительной степени объясняется функционированием в регионе вплоть до самого последнего времени трансберингской коммуникативной сети, так как в Голоцене коммуникация через Берингов пролив никогда не прерывалась, что вело к дополнительной гомогенизации зоны как в генетическом, так и культурном отношении. При этом движение через Берингов пролив, вне всякого сомнения, шло в обоих направлениях, в результате чего в азиатскую часть Трансберингии попали не только некоторые специфические новосветные генетические маркеры (прежде всего мужская предковая линия Q3), но и по всей видимости некоторые фольклорно-мифологические мотивы, которые возникли уже в Новом Свете. Возможность миграции некоторых трансберингских мотивов из Нового Света в Северо-Восточную Азию (которую предлагали, хотя и в несколько преувеличенном виде, еще участники американо-российской Джезуповской экспедиции), по всей видимости, подтверждается более высокой концентрацией этих мотивов в американской части трансберингской зоны.
  6. Проанализированные данные позволяют предположить, что «урало-америндский» мифологический комплекс был принесен в Северную Америку миграционной волной, имевшей место между 13 и 10 тыс. л.н., т.е. достаточно скоро после основной волны заселения Нового Света.
  7. Проанализированные данные позволяют достаточно детально реконструировать космогонический мифологический комплекс, принесенный в Северную Америку «урало-америндской» миграционной волной.
  8. Содержание основной версии урало-америндского космогонического мифа может быть реконструировано следующим образом: «В начале времен в Среднем Мире существовал лишь первичный безбрежный океан. Суша была создана из небольшой частички твердой субстанции, принесенной со дна первичного океана. Эта частичка саморастущей земли была принесена после серии ныряний, совершенной несколькими ныряльщиками (в число которых, по всей видимости, входили водоплавающие птицы, в том числе, вероятно, гагары и утки). Ныряния были крайне трудными и продолжительными (например, длиной в несколько дней). Первое ныряние не было успешным (хотя во время этого или последующего неудачного ныряния ныряльщик увидел дно, но не смог его достигнуть и принести землю наверх). Удачливый ныряльщик представлял собой скорее всего небольшую утку (самую маленькую водоплавающую птицу в серии ныряльщиков, которая оказывается успешным ныряльщиком, благодаря магической энергии, полученной от пославшего ее нырять, и которая вознаграждается за свое успешное ныряние). По-видимому, по крайней мере, один из неудачливых (или непослушных) ныряльщиков – гагара, которая подвергается наказанию за свою неудачу / неповиновение. Принесенная земля помещается на водную поверхность и начинает расти (либо потому, что это – саморастущая земля, либо потому, что к ней применена особого рода магия). Для того, чтобы выяснить, выросла ли земля до достаточного размера, посылаются животные-разведчики. По крайней мере один из разведчиков – белый ворон. В первый раз разведчик возвращается очень быстро (земля все еще очень мала). Во второй раз разведчик возвращается значительно позднее (но земля еще недостаточно велика). В третий раз разведчик возвращается через предельно долгий период времени (например, через несколько лет / или не возвращается вообще, что служит знаком того, что земля наконец выросла до достаточного размера). Во время последней разведки белый ворон ест падаль и характерный запах его выдает. В качестве наказания белого ворона делают черным[3]. Важную роль в судьбах мира играют мифологические герои, рожденные беременной Небесной Женщиной, изгнанной с неба через дыру (сделанную посредством выкорчевывания небесного дерева) за действительные или мнимые проступки. Все полезные людям и вредоносные феномены этого мира со-творены двумя братьями, Добрым Со-Творцом (ДСТ) и Злым Со-Творцом (ЗСТ). ДСТ создает хорошую землю, полезных животных и хорошие растения, хороших людей (предков мы-группы, «своих»), объекты, предполагающие движение, как вверх, так и вниз по течению рек, и т.д.; ЗСТ создает плохую землю (болота, неудобья и т.п.), плохие растения (чертополох и т.д.), плохих животных (ядовитых змей, комаров), плохих людей (предков «чужих»), объекты, предполагающие движение только вниз по течению реки, злых духов, чудовищ и т.д. ЗСТ пытается подражать творящим действиям ДСТ, но с нулевыми или отрицательными результатами (например, подражая ДСТ, ЗСТ пытается сотворить полезное животное, но у него получается лишь менее полезное, бесполезное или вредоносное создание). Межде со-творцами начинается конфликт; они сражаются друг с другом. ДСТ через дыру в земле уходит в нижний мир. Вредоносные творения ЗСТ распространяются по земле из этой дыры. ЗСТ становится хозяином Нижнего Мира / Мира мертвых, откуда он через своих помощников продолжает свою вредоносную деятельность в Среднем Мире (Мир мертвых не обязательно находится просто под этим миром, но может располагаться и в темной, мрачной части этого мира)».
  9. Несомненно, что еще на уровне «урало-америндского» единства должно было существовать достаточно большое число различных версий этого космогонического мифа; при этом трудно себе представить, что вышеперечисленные мотивы когда-либо были объединены в одном тексте. 
  10. Мотив дуалистического творения может рассматриваться как относительно поздняя (конца Верхнего Палеолита?) модификация протодуалистических версий мотивного комплекса «Утерянный рай».
  11. В целом, учитывая хорошую представленность «протодуалистических» мотивов, как в азиатской, так и в североамериканской зонах ареала урало-америндской космогонии, на уровне урало-америндского единства можно предполагать сосуществование материнских «протодуалистических» вариантов мотивов «утерянного рая» (типа «протодуалистических» вариантов мотива «Спор о судьбах людей») с по всей видимостью дочерними мотивами дуалистического творения. При этом можно предположить, что «протодуалистические» мотивы на этом уровне несколько преобладали над «дуалистическими». В этом случае наблюдаемое пространственное распределение «протодуалистических» и дуалистических мотивов в ареале урало-америндской космогонии может объясняться тем, что после распада урало-америндского единства дуалистическая космогония испытала очень значительное развитие и распространение в азиатской, но не в североамериканской зоне.
  12. По всей видимости, из ЮВА в Северную Евразию проникли лишь протодуалистические космогонические мотивы, которые развились в собственно дуалистическую космогонию только после своего проникновения в Северную Евразию. При этом дуалистические космогонии развились в Северной Евразии (но не в Меланезии) в очень высокой степени из мотивов, принесенных из ЮВА.
  13. После отделения американской части «парауральцев», североамериканская и североевразийская ветви урало-америндского космогонического комплекса претерпели очень значительное расхождение.
  14. В Новом Свете мы наблюдаем развитие на базе урало-америндских целого ряда новых мотивов, не засвидетельствован­ных в североевразийской зоне (например, мотив гибели и оживления ныряльщиков, который на уровне урало-америндского единства фиксируется лишь в самом зачаточном виде). Примечательное развитие космогонического комплекса происходит на Северо-Востоке, где комплексы «ныряльщика», «дуалистического творения» и «Небесной Женщины», механически объединенные в урало-америндской космогонии, соединяются в одно органическое целое через комплекс «Небесной Женщины» (это, кстати, возможно, объясняет лучшее сохранение мотивов всех трех комплексов в соответствующих фольклорно-мифологических традициях). Однако комплекс «дуалистического творения» не испытал здесь никакого заметного развития, и, по всей видимости, отмер (либо так и остался на «протодуалистическом» уровне) в большинстве фольклорно-мифологических традиций североамериканской «зоны ныряльщика».
  15. Развитие рассматриваемого космогонического комплекса в Северной Евразии после распада «урало-америндского» единства пошло совсем другим путем. С одной стороны, миф о ныряльщике испытал в Северной Евразии после распада «урало-америндского» единства существенные трансформации, превратившись в миф о двух ныряющих птицах (утке и гагаре). Ареальное распределение мотивов относительно поздней «протоуральской» версии мифа о ныряльщике в Северной Евразии статистически значимо коррелирует с пространственным распределением популяций, говорящих на языках урало-юкагирской макросемьи. Однако еще более значимая и сильная корреляция здесь обнаружилась с определенными генетическими маркерами. Эта корреляция была обнаружена при изучении пространственного распределения частот гаплогрупп N2+3 Y-хромосомы, а также гаплогруппы U4 митохондриальной ДНК (как уже было показано до этого, эти маркеры особенно часто встречаются в уралоязычных популяциях) с ареальным распределением уральских космогонических мотивов мифа о двух ныряющих птицах.
  16. С другой стороны, в рамках протоуральской мифологии дуалистическая космогония испытала очень заметное развитие, приведшее к развитию нескольких новых комплексов дуалистических космогонических мотивов, таких как «Утаивание», «Колышек», или «Собака предает человека» (в североамериканских традициях мы находим лишь зачаточные формы этих мотивов). Одной из наиболее радикальных мутаций в рамках поздней парауральской космогонии было органическое объединение в одно целое мотивных комплексов «ныряльщика» и «дуалистического творения», в рамках которого ЗСТ становится ныряльщиком. Эта нетривиальная трансформация ныряльщика в ЗСТ вполне логически вытекает из протоуральской картины мира, реконструированной В. В. Напольских (1991, 1992; Napolskikh 1992).
  17. Связь между урало-америндской дуалистической космогонией (не называвшейся так в то время) и другой великой дуалистической мифологической традицией, иранской, была предложена более века назад Драгомановым (1892), а позднее эта точка зрения была поддержана Дэнхардтом (Daehnhardt 1907) и Харвой (Holmberg [Harva] 1927). Они предполагали, что урало-америндская дуали­стическая космогония развилась под влиянием иранской мифоло­гической традиции (через манихейских и пара­манихейских по­средников). Последующие исследования позволили отвергнуть эту гипотезу. Однако полученные нами результаты заставляют предполагать, что определенная связь между этими мифо­логическими традициями все-таки существовала, хотя основное направление этой связи оказывается прямо противоположным предложенному Драгомановым, Дэнхардтом и Харвой.
  18. Дуалистическая космогония НЕ реконструируется на протоиндоевропейском уровне. Единственная ветвь индо­европейцев, имеющая более или менее развитую собственную дуалистическую космогонию, это именно иранцы.
  19. До сих пор не найдено данных о лингвистических контактах между протоиндоевропейцами и протоуральцами. Наиболее древние надежно установленные лингвистические контакты между индоевропейцами и уральцами имели место между протофинноугорским населением и (как было показано Хелимским [2000]) носителями вымершего арийского диалекта, соответствующими также носителям федоровской версии андроновской археологической культуры (ранее индоевропейские доноры протофинноугорских заимствований отождествлялись непосредственно с протоиранцами [Хелимский 2000]). Однако, как показывают археологические данные, эта группа ариев принимала самое активное участие в этногенезе иранцев.
  20. Самые интенсивные контакты между федоровскими ариями и протофинноуграми надежно документированы как по лингвистическим, так и по археологическим данным. До сих пор нет никаких оснований полагать, что федоровские арии (как, впрочем, и все другие арии или индоевропейцы в целом) исходно имели какую-либо дуалистическую космогонию. Древнейшие свидетельства присутствия дуалистических космогонических мотивов среди иранцев обнаруживаются в ранних авестийских текстах, датируемых XIIX вв. до н.э. Это приблизительно на 3000 лет позднее эпохи распада уральского единства, для которого уверенно реконструируется достаточно развитая дуалистическая космогония (не говоря уже о том, что существование многих дуалистических космогонических мотивов реконструируется и для на несколько тысячелетий более древнего периода урало-америндского единства). Таким образом, появление урало-америндской дуалистической космогонии никак не представляется возможным объяснить «арийским влиянием». Собственно говоря, значительно более правдоподобным представляется прямо противоположное направление влияния, особенно принимая во внимание тот факт, что федоровские арии (т.е. как раз те арии, которые перед этим находились в наиболее интенсивном контакте с протофинноуграми, обладавшими к этому времени высокоразвитой дуалистической космогонией) достигли района формирования авестийских текстов до начала складывания авестийской традиции. Эта гипотеза находит дополнительное подтверждение по генетическим данным о пространственном распределении материнской линии mtDNA HG U7.
  21. Однако контакты между двумя великими дуалистическими традициями после этого вовсе не прекратились. В Иране и Восточном Средиземноморье дуалистическая мифология испытала очень заметное развитие. В манихействе (а также в некоторых параманихейских/парагностических христианских ересях) космогонический дуализм приобрел свою наиболее развитую и последовательную [«сильную», «абсолютную»] форму (все более ранние его варианты, включая и поздние уральские, зороастрийские, не говоря уже об урало-америндских, представляли собой не вполне последовательные, относительные, слабые версии космогонического дуализма[4]). Была предложена и гипотеза о том, что и само развитие фигуры дьявола в авраамических мифологиях произошло под иранским (а значит, в конечном счете, под опосредованным иранцами уральским) влиянием. Южные версии дуалистической космогонии получили очень широкое распространение как в непосредственно манихейской форме (достигнув на Севере Саяно-Алтайского региона [а возможно даже и некоторых территорий далее на Север]), так и в параманихейских/парагностических версиях (прежде всего через павликианскую ересь, а затем через богомилов и «парабогомилов», прежде всего катаров/альбигойцев). В Восточной Европе распространявшиеся богомильские мотивы столкнулись с уральским дуалистическим субстратом, который, с одной стороны, облегчил распространение богомильских мотивов, а с другой – привел к появлению большого числа синкретических вариантов, объединяющих Северные и Южные дуалистические мотивы.
  22. Подчеркнем, что речь здесь не идет ни о чем похожем на т.н. «генетическую память». Речь идет просто о том, что в традиционных культурах роль вертикальной (от родителей к детям) трансмиссии культурно значимой информации (включая сюда, естественно, и мифологемы) играет несравненно более важную роль, чем в современных обществах, характеризующихся преобладающей ролью горизонтальной трансмиссии. Таким образом, в традиционных обществах дети в тенденции получали от своих родителей не только генетические маркеры, но и основной набор культургенов/мемов/семов (включая и мифологемы). Это, конечно, будет зачастую релевантно и по отношению к языку. Вместе с тем следует отметить, что как гены, так и мифы могут достаточно легко преодолевать языковые барьеры (делая это нередко синхронно). Мифологемы в традиционных культурах будут иметь тенденцию распространяться вместе с генами, но не обязательно вместе с языками. Наиболее очевидным каналом здесь являются межэтнические браки. Если женщина после заключения брака оказывается в общине с иной этнической принадлежностью, то ее дети, став взрослыми будут скорее всего говорить на языке своего отца. Но они получат от своей матери отнюдь не только специфическую гаплогруппу ее митохондриальной ДНК. Их мать практически неизбежно расскажет им массу увлекательных историй, содержащих в себе множество мифологем ее этнической группы.
  23. Мы полагаем, что сотрудничество между генетикой и сравнительной мифологией может помочь найти решение для продолжающегося уже много десятилетий спора, о том можно ли рассматривать значительное сходство фонда мотивов в мифологических системах народов, обитающих в далеко удаленных друг от друга областях Земного шара в качестве результата древних контактов, диффузии соответствующих мифологических систем. При отсутствии генетических свидетельств подобных контактов альтернативное объяснение через универсальные «архетипы» может выглядеть вполне убедительно. Однако если в нашем распоряжении оказывается информация об особо близкой генетической связи между соответствующими популяциями, ситуация меняется действительно радикально, и объяснение через происхождение общих мотивов из одного источника начинает выглядеть более убедительным, что может помочь нам идентифицировать значительное число важных характеристик мифологических систем соответствующих популяций на момент разделения общих предков данных популяций, а также основные направления трансформации соответствующих мифологических систем после разделения. Конечно же, это открывает новые перспективы реконструкции эволюции и распространения мифологий. С другой стороны, очень близкое сходство в мотивном фонде удаленных популяций может подсказать направления исследований и для генетиков, так как подобное сходство заставляет предполагать наличие значимого сходства и на уровне генетических маркеров.

 

СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ

[1] Обозначения мотивов даются по системе, разработанной Ю. Е. Березкиным (2000, 2005; www.ruthenia.ru).

[2] Этот комплекс включает в себя исключительно древние (> 40 000 л.н.) мотивы «возникновения смерти», восходящие еще к эпохе до «выхода из Африки».

[3]  В соответветствующих сохранившихся текстах (см. Приложение 4) нельзя полностью исключить возможности определенного библейского (или скорее «парабиблейского») влияния; однако, как показано в одной из наших предыдущих работ (Korotayev et. al. 2006), вероятность этого очень невысока.

[4] Под последовательным, сильным, абсолютным космогоническим дуализмом мы понимаем дуалистические космогонии, исходящие из представления о ДСТ и ЗСТ как предвечных началах. Близнечные версии дуалистической космогонии (к которым принадлежит подавляющее большинство урало-америндских, поздних уральских и зороастрийских вариантов) практически по определению не являются абсолютными, так как ДСТ и ЗСТ в них не являются предвечными, а выступают в качестве порождения некоего более древнего существа. Отметим, что именно в абсолютных дуалистических версиях речь идет о дуалистических космогониях в полном смысле этого слова. В относительных версиях речь чаше всего идет скорее о геогонии, чем о собственно космогонии, так как космос к моменту появления на свет ДСТ и ЗСТ уже существует. Определенное влияние на формирование в Восточном Средиземноморье абсолютных версий космогонического дуализма по всей видимости оказал платонический дуализм с характерным для него позитивным маркированием идеального, и негативным маркированием материального, что по всей видимости послужило основой для формирования представления о ЗСТ как творце материального мира, идеи, совершенно чуждой для более древних (урало-америндских, уральских, авестийских) версий дуалистической космогонии.

 

СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ


 Об авторах
Андрей Витальевич КОРОТАЕВ

Доктор философии (Ph.D.), доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой современного Востока РГГУ, ведущий научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки и Института востоковедения РАН, координатор проекта "Комплексный системный анализ и моделирование мировой динамики" Программы фундаментальных исследований Президиума РАН "Экономика и социология знания". Автор более 350 научных трудов, включая монографии: "Ancient Yemen" (Oxford, 1995), "Pre-Islamic Yemen" (Wiesbaden, 1996), "Макроэволюция в живой природе и обществе" (М.: URSS, 2008; совм. с Л. Е. Грининым и А. В. Марковым), "Социальная макроэволюция. Генезис и трансформации Мир-Системы" (М.: URSS, 2009; совм. с Л. Е. Грининым) и др. Интернет-сайты: www.openhistory.net, www.cliodynamica.ru

Дарья Андреевна ХАЛТУРИНА

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН. Автор более 100 научных трудов, включая монографии: "Законы истории. Математическое моделирование развития Мир-Системы. Демография, экономика, культура" (М.: URSS, 2007; совм. с А. В. Коротаевым и А. С. Малковым), "Законы истории. Вековые циклы и тысячелетние тренды. Демография, экономика, войны" (М.: URSS, 2007; совм. с А. В. Коротаевым и Н. Л. Комаровой), "Современные тенденции мирового развития" (М.: URSS, 2009; совм. с А. В. Коротаевым).

СКАЧАТЬ ЗАКЛЮЧЕНИЕ К «МИФАМ И ГЕНАМ» В ФОРМАТЕ ПДФ


| Просмотров: 8583

Ваш комментарий будет первым
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.

Последнее обновление ( 25.01.2012 )
 
< Пред.   След. >
© 2017