Cliodynamics
Клиодинамика





Locations of visitors to this page

web stats

Скачать статьи

Форум


Причины Революции

Навигация
Главная
Клиодинамика
Статьи
Методология и методы
Конференции
СМИ о клиодинамике
Библиотека
- - - - - - - - - - - - - - -
Причины Русской Революции
База данных
- - - - - - - - - - - - - - -
Ссылки
Помощь
Пользователи
ЖЖ-Клиодинамика
- - - - - - - - - - - - - - -
English
Spanish
Arabic
RSS
Файлы
Форум

 
Главная arrow Статьи arrow Вербальная модель соотношения длинных кондратьевских волн и среднесрочных жюгляровских циклов
Вербальная модель соотношения длинных кондратьевских волн и среднесрочных жюгляровских циклов Версия в формате PDF 
Написал Елена Еманова   
14.05.2010
 

Вербальная модель соотношения длинных кондратьевских волн
и среднесрочных жюгляровских
циклов

Л. Е. Гринин

Введение. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЦИКЛОВ
ЖЮГЛЯРА И ВОЛН КОНДРАТЬЕВА

В настоящей статье мы хотели высказать некоторые идеи относительно органической связи между циклами Жюгляра (далее J-циклы) и волнами Кондратьева (далее К-волны)[1].

1. Краткие сведения о J-циклах и К-волнах[2]

1.1. Среднесрочные циклы Жюгляра (J-цикл)

Цикл Жюгляра - среднесрочный цикл деловой активности (7-11 лет), получивший название по имени К. Жюгляра (1819-1905), впервые доказавшего периодический характер этих циклов (Juglar 1862, 1889)[3]. J-цикл состоит из четырех фаз:

1) оживления (подфазы старта и ускорения);

2) подъема (подфазы роста и бума);

3) рецессии (подфазы краха/острого кризиса и спада);

4) депрессии (подфазы стабилизации и сдвига).

На фазе оживления происходит выход экономики из застоя (после более или менее длительной фазы депрессии), после того, как в ней уже накопились необходимые капиталы, прошли основные банкротства, установилось определенное соответствие (равновесие) между спросом и предложением, ценами и затратами; за прошедший период произошло определенное переоборудование предприятий, а также уже могли быть сделаны выводы из предыдущего кризиса, например изменены некоторые правовые нормы.

На фазе подъема рост ускоряется, оживление становится всеобщим. Для активного подъема очень часто нужен внешний фактор, например в виде нового емкого внешнего рынка сбыта. Повышается спрос на ресурсы и товары, значительно уве­личиваются инвестиции. Это обычно ведет к повышению цен. Растет спрос и на кредит, создаются новые пред­приятия, происходят активные спекуляции на бирже. Если рост продол­жается и становится бурным, то экономика переходит в подфазу бума (пере­грева), что ведет к напряжению денежного рынка, так как свободных де­нежных ресурсов не хватает. В итоге цены быстро растут, создаются т.н. «пузыри», усиливаются спекуляции.

Фаза рецессии. В конечном счете в процесс вмешиваются какие-то факторы (например, неожиданное падение спроса или цен, банкротство крупной фирмы, дефолт иностранного государства, дополнительный спрос на деньги при осложнении политической обстановки, новый закон, меняющий правила игры), в результате начинаются крах и острый кризис. Далее происходят спад в промышленности, банкротства, резкое уменьше­ние заказов, закрытие или частичная приостановка многих предприятий, рост безработицы и т.п.

Фаза депрессии - период застоя и очень вялого течения экономиче­ской жизни, когда экономика постепенно как бы приходит в чувство, от­ходит от горячки и краха, запасы рассасываются, цены обычно сильно па­дают (в современную эпоху, правда, цены ведут себя во многом уже по-другому, чем раньше).

Причины циклических кризисов. Экономический кризис (крах, спад и депрессия) - это наиболее драматическая часть экономи­ческого среднесрочного J-цикла. Кризисы всегда являются результатом предшествующего активного роста, поскольку этот рост неизбежно создает структурные напряжения не только в экономике, но и в обществе в целом (институты общества «рассчитаны» на определенный объем и масштаб явлений и процессов). Но, разумеется, все кризисы при некоторых сходствах проходят по-разному.

Характерными для классических экономических циклов были быстрый, иногда просто взрывной подъем (бум), требующий огромного напряжения экономики, и затем еще более быстрый крах.

Период подъема, затем бума и перегрева экономики сопровождался:

а) сильным и неадекватным ростом цен на сырье и недвижимость;

б) чрезмерным спросом на кредиты и расширением инвестиций выше всяких разумных пределов;

в) разгулом спекуляций с товарными и фондовыми ценностями;

г) огромным увеличением рискованных операций.

Все это яркие черты цикла Жюгляра, неоднократно описанные в литературе самых разных школ. И, как можно судить, они имели место и в современном кризисе.

Наш анализ также показал, что почти всегда в фазе подъема цикла особое значение приобретают какая-то новая финансовая технология (наряду со старыми, конечно) либо новый тип финансовых активов.

Резкость переходов от бума к краху была связана со стихийным, не регулируемым ничем, кроме рынка, развитием, поскольку государство недостаточно вмешивалось в экономическое развитие. В этих условиях и с учетом наличия золотого стандарта в расчетах внутри страны и между странами острые кризисы становились неизбежными[4].

Наша вербальная и математическая модель цикла Жюгляра (Гринин, Малков, Коротаев 2010; см. также: Grinin, Korotayev, Malkov 2010; Гринин, Коротаев 2009) учитывала следующие эффекты, присущие рыночной экономике:

•·      наличие положительных обратных связей между экономическими процессами. Например, в период спада действуют примерно те же механизмы положительной обратной связи, что и на фазе подъема, но в противоположном направлении. В частности, сокращение спроса ведет к сокращению производства, а сокращение производства в свою очередь ведет к дальнейшему сокращению спроса; рост спроса обычно ведет к росту предложения, а рост предложения в свою очередь ведет к росту спроса;

•·      наличие определенной инерционности, запаздывания реакции экономики на изменение условий (например, запаздывание в изменениях уровня инвестиций по отношению к изменению спроса);

•·      усиление финансовой системой обратных положительных связей и временных лагов в экономике (за счет влияния на процессы кредитования, спекулятивных операций и т.п.);

•·      избыточную (и/или слишком быструю) реакцию на изменившиеся условия в фазе кризиса.

1.2. Кондратьевские волны[5]

В 1920-е гг. Н. Д. Кондратьев обратил внимание на то, что в долгосрочной динамике некоторых экономических индикаторов наблюдается определенная цик­лическая регулярность, в ходе которой на смену фазам роста соответст­вующих показателей приходят фазы их относительного спада с характер­ным периодом этих долгосрочных колебаний порядка 50 лет (Кондратьев 1922: Гл. 5, 1925, 2002; Kondratieff 1926, 1935). Эта циклическая зако­номерность была прослежена им применительно к таким индикаторам, как цены, процент на капитал, номинальная заработная плата, объемы внеш­ней торговли, производства угля и чугуна (а также применительно к неко­торым другим производственным показателям), для несколь-
ких крупней­ших экономик Запада (прежде всего Англии, Франции
и США). Вместе с тем длинные волны в производстве чугуна и угля начиная с 1870-х гг. были предположительно идентифицированы Кондратьевым также и на миро­вом уровне. Но применительно к производственным показателям на мировом уровне во время понижательных В-фаз К-волн мы имеем дело скорее с сокраще­нием темпов роста производства, чем с реальным падением производства
[6]. В то же время в ходе повышательных А-фаз мы имеем дело с относительным ускоре­нием общих темпов роста производства сравнительно с предшествовав­шей «нисходящей» фазой (см., например: Modelski 2001, 2006)[7].

На основе предложенной Кондратьевым периодизации волн последующие исследователи кондратьевских циклов идентифицировали следующие длинные волны и их фазы[8]:

Табл. 1.          Кондратьевские волны и их фазы

Порядковый

но­мер К-волны

Фаза К-волны

Даты начала

Даты конца

I

A: восходящая

Конец 1780-х - начало 1790-х гг.

1810-1817 гг.

B: нисходящая

1810-1817 гг.

1844-1851 гг.

II

A: восходящая

1844-1851 гг.

1870-1875 гг.

B: нисходящая

1870-1875 гг.

1890-1896 гг.

III

A: восходящая

1890-1896 гг.

1914-1928 гг.

B: нисходящая

1914-1928/29 гг.

1939-1950 гг.

IV

A: восходящая

1939-1950 гг.

1968-1974 гг.

B: нисходящая

1968-1974 гг.

1984-1991 гг.

V

A: восходящая

1984-1991 гг.

2005-2008 гг.?

B: нисходящая

2005-2008 гг.?

?

Источники: Mandel 1980; Dickson 1983; Van Duijn 1983: 155; Wallerstein 1984; Goldstein 1988: 67; Chase-Dunn, Podobnik 1995: 8; Modelski, Thompson 1996; Berend 2002: 308; Бобровников 2004: 47; Пантин, Лапкин 2006: 283-285, 315; Ayres 2006; Linstone 2006: Fig. 1; Tausch 2006: 101-104; Thompson 1988, 2007: Table 5; Jourdon 2008: 1040-1043. Последняя дата (2005-2008 гг.) предложена в: Гринин, Коротаев 2009. Ранее она предлагалась также рядом других исследователей (см.: Lynch 2004: 230; Пантин, Лапкин 2006: 315; см. также: Акаев, Садовничий 2009).

К настоящему времени предложено значительное число объяснений на­блюдаемой динамике кондратьевских волн. На ранних стадиях исследований К-волн кондратьевские циклы были с наибольшей надежностью выявлены для ценовых индексов, большинство объяснений, предложенных в этот период, были монетарного плана. В частности, их связывали с инфляционными шоками, порожденными наиболее масштабными войнами (см., например: Åkerman 1932; Bernstein 1940; Silberling 1943 и т.д.).
В дальнейшем такие объяснения утратили свою популярность, так как
К-волновая структура в колебаниях ценовых индексов перестала прослеживаться после Второй мировой войны (см., например: Бобровников 2004: 54), а фактически процесс трансформации динамики цен начался еще в 1920-х гг., когда отсутствие видимой инфляции вводило в заблуждение даже выдающихся экономистов.

Сам Н. Д. Кондратьев объяснял динамику длинных волн прежде всего на основе динамики капитальных инвестиций (уделяя в то же время определенное внимание и динамике технологических инноваций). Это направление в объяснении кондратьевской волновой динамики получило свое дальнейшее развитие в работах Э. Мандела (Mandel 1975, 1980), Дж. У. Форрестера и его коллег (см., например: Forrester 1978, 1981, 1985; Senge 1982 и т.д.), А. ван дер Цвана (Van der Zwan 1980), Х. Глисмана, Х. Родемера, Ф. Уолтера (Glismann, Rodemer, Wolter 1983) и т.д.

Однако в последние десятилетия наиболее попу­лярным стало объяснение динамики кондратьевских волн, связывающее ее с волнами технологических инноваций. Это направление получило значительное развитие в исследовании Й. А. Шумпетера (Schumpeter 1939), который стал видеть именно в волнах технологических инноваций важнейшее объяснение причин больших циклов (дальнейшее развитие шумпетерианская версия теории К-волн получила в следующих работах: Mensch 1979; Kleinknecht 1981; Dickson 1983; Freeman 1987; Tylecote 1992; Глазьев 1993; Маевский 1997; Modelski, Thompson 1996; Modelski 2001, 2006; Яковец 2001; Freeman, Louçã 2001; Ayres 2006; Dator 2006; Hirooka 2006; Papenhausen 2008; недавнюю подборку эмпирических доказательств реального существования шумпетерианских волн технологических инноваций см. в следующей работе: Kleinknecht, van der Panne 2006). В рамках этого подхода каждая кондратьевская волна связана с определенным ведущим сектором (или ведущими секторами), технологической системой, технологическим стилем или технико-экономической парадигмой. Иногда по ведущим технологическим укладам первые из этих волн определяют следующим образом[9]:

- первая волна (1780-1840-е гг.): «текстильной промышленности и текстильного машиностроения»;

- вторая волна (1840-1890-е гг.): «железных дорог, угля и стали»;

- третья волна (1890-1940-е гг.): «электричества, химии и тяжелого машиностроения».

Остальные волны можно определить, скажем, так:

- четвертая волна (1940-е - начало 1980-х гг.): «автомобиля, искусственных материалов, электроники»;

- пятая волна (1980 - ~2020-е гг.): «микроэлектроники, персональных компьютеров, биотехнологий»[10].

А приближающаяся шестая волна, по некоторым предположениям, будет связана прежде всего с нано- и биотехнологиями.

Было предпринято и несколько попыток объединить инвестиционное и инновационное объяснения К-волновой динамики в рамках единого теоретического подхода (см., например: Rostow 1975, 1978; Van Duijn 1979, 1981, 1983; Меньшиков, Клименко 1989; Румянцева 2003; Акаев, Садовничий 2009 и т.д.).

Тем не менее объяснение природы К-волн сегодня едва ли не так же далеко от приемлемого объяснения, как это было во времена Кондратьева.

Раздел 1. ОБЩИЕ ИДЕИ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ
ВЫВОДЫ

1.1. Вводные замечания. Сложности проблемы

Как уже сказано, главная цель статьи - высказать некоторые идеи относительно связи между циклами Жюгляра и волнами Кондратьева. Анализ такой связи, на наш взгляд, может существенно прояснить как причины чередования повышательных и понижательных фаз в К-волнах, так и причины относительной стабильности длительности этих волн. Далее повышательную фазу К-волн мы будем обозначать как А-фазу, а понижательную - как B-фазу.

Хотя и имеются разные точки зрения на природу происхождения среднесрочных J-циклов 7-11 лет (например: Juglar 1862, 1889; Лескюр 1908; К. Маркс 1961 [1893, 1894]; Туган-Барановский 2008 [1913]; Tugan-Baranovsky 1954; Гильфердинг 1922; Митчелл 1930; Кейнс 1978 [1936]; Варга 1937; Трахтенберг 1963; Хаберлер 2008; Haberler 1964 [1937], Мендельсон 1959-1964; Minsky 1983, 1985, 1986, 2005; Хикс 1993: 432-442; Самуэльсон, Нордхаус 2009; Самуэльсон 1994; Шумпетер 1982; Schumpeter 1939; von Hayek 1931, 1933; von Mises 1981 [1912]; Мизес 2005; Кассель 1925; Pigou 1929; Фридман 2002; Abel, Bernanke 2008: 361-502), тем не менее ряд главных факторов, «ответственных» за возникновение циклических жюгляровских колебаний, не вызывает сомнений (хотя по поводу размера их «взноса» в формирование кризиса и ведутся споры).

В отношении причин возникновения и повторения кондратьевских длинных циклов (волн) гораздо меньше ясности и согласия, поскольку тут преимущественно господствуют в основном гипотезы. Мало того, возможно, исследователей особенно и привлекает эта загадочность К-волн, необъяснимая стабильность длительности самих волн и их фаз (соответственно 40-60 лет и 20-30 лет).

Несмотря на существенные продвижения в исследовании этих волнообразных колебаний, среди их исследователей нет единства по наиболее существенным моментам (обзор мнений см., например: Goldstein 1988), в т.ч. количеству циклов; их периодизации (в частности, имели ли место
К-волны до начала промышленного переворота
XVIII в. или нет); по поводу того, по каким параметрам следует судить об этом циклическом (волновом) движении и какие сферы подвержены таким колебаниям (только ли экономическая или также политическая, культурная сферы)[11]. Нет согласия в том, какие факторы являются главными в возникновении и смене направления тренда этих волн (повышательных и понижательных их фаз) и даже в отношении «списка» основных факторов и т.п.[12]

Несмотря на указанные трудности, можно исходить из того, что циклическая динамика К-волн, по крайней мере в последние полтора-два века, имела место в реальности; что достаточно ритмичное колебание подъемов и спадов (ускорений и замедлений) некоторых важных экономических показателей (технологических изменений, цен, ВВП, оборотов торговли и др.) при анализе экономического развития действительно наблюдается.

Мы считаем, что одним из самых перспективных направлений исследования К-волн мог бы стать анализ их связи со среднесрочными
J-циклами. Однако, как ни странно, связь между К-волнами и циклами Жюгляра исследована совершенно недостаточно, что явно свидетельствует о недооценке важности такой связи (возможно, проистекающей из того, что исследователи разных циклов нередко противопоставляют одни циклы другим)[13].

Напомним, что внешняя связь между К-волнами и J-циклами очень наглядно видна в том, что наиболее общепринятые датировки кондратьевских волн и их фаз тесно связаны с общепринятыми датировками жюгляровских циклов[14]. Однако в целом даже этот аспект связи кондратьевских и жюгляровских циклов исследован очень недостаточно и поверхностно (см.: Полетаев, Савельева 1993: 11-12), в т.ч. мало говорил о такой связи и сам Кондратьев (2002: 379-380); Й. Шумпетер уделил этой связи несколько большее внимание (например: Schumpeter 1939), однако, по нашему мнению, он видел эту связь слишком прямолинейно, не на должном уровне причинности, фактически уподобляя структуру длинных циклов (К-волн) структуре среднесрочных J-циклов (см. также: Румянцева 2003: 19).

Мы считаем, что необходимо более глубокое исследование связи между двумя типами циклов. Исследование этой взаимосвязи между J-цик-лами и К-волнами, думается, способно пролить свет на причины наиболее загадочного момента: достаточно стабильной длительности кондратьевских волн и их фаз (соответственно 40-60 лет и 20-30 лет). Объяснить эту длительность экзогенными факторами, сменой поколений технологий или сменой поколений людей вряд ли возможно. Требуется поиск экономических и социальных причин, в которых бы присутствовал достаточно естественно такой ритм. На наш взгляд, единственным реальным фактором, который может задавать ритм определенной длительности кондратьевских фаз и волн, являются жюгляровские циклы. Помимо установления органической взаимосвязи К-волн и J-циклов совершенно необходимо исследовать также связь этих двух типов циклов с некоторыми процессами, происходящими на мир-системном уровне.

1.2. Некоторые предварительные выводы

Анализ проявления и смены К-волн достаточно убедительно показывает, что, несмотря на большой спектр на первый взгляд взаимоисключающих мнений о природе К-волн, можно найти частичную правоту у сторонников почти всех теорий. Но, разумеется, эта правота имеет весьма ограниченную степень применимости. Иными словами, требуется глубокий синтез самых разных теорий, чтобы получить более адекватное представление о природе и движущих силах К-волн. Подобно тому, как в теории среднесрочных циклов, по сути, правы сторонники всех подходов, но
общее представление вырабатывается только синтетической теорией
(см., например: Хаберлер 2008), то же должно быть и при исследовании К-волн. Отметим, кстати, что в исследовании
J-циклов задействовано больше теорий, чем в исследовании К-волн, в частности в последних слабо используются психологические теории (см. о них, в частности: Хаберлер 2008; Гринин 2009), которые, на наш взгляд, являются важными для понимания некоторых аспектов смены трендов К-волн.

При изложении своих взглядов мы опирались на следующие подходы, исследующие эндогенные (внутренние) факторы: инновационный, инвес-тиционный, обесценивание капитала, падения нормы прибыли, смены технологических укладов, и экзогенные (внешние) факторы: влияния войн и расширения ресурсов; а также монетарные теории. Однако эти теории привлекаются нами только в тех пределах, которые обусловлены нашими общими подходами. Следует также учитывать, что мы рассматриваем
К-волны только в экономическом аспекте, абстрагируясь от цивилизационных, культурных и иных проявлений К-волн, но учитывая полный спектр факторов этой динамики (включая политические, правовые, социальные и т.п. факторы).

Повторим, что важнейшим моментом нашей теории, позволяющим интегрировать различные подходы, является опора на органическую связь между К-волнами и J-циклами.

Ниже перечислены некоторые вопросы, которые являются важными при анализе К-волн и которые мы пытались более или менее полно разрешить. Аргументированные выводы в отношении этих и других сложных вопросов приведены ниже. В настоящем разделе мы попытались дать предварительные ответы на них, а также некоторые исходные пункты, которые облегчают понимание дальнейшего изложения.

•1)       Есть ли эндогенные факторы, которые задают смену колебаний с повышательного тренда (А-фаза) на понижательный (B-фаза) и наоборот?

Сама смена понижательного и повышательного трендов вызывается потребностью в постоянном расширении индустриальной экономики, которое наталкивается на препятствия. Можно говорить о чередовании двух типов-тенденций развития: 1) преобладания качественного (инновационного) развития; 2) преобладания количественного (модернизационного) развития. Обе тенденции одновременно присутствуют в экономике, т.е. они перманентно сосуществуют, только в одни периоды преобладает одна, а в другие - вторая. Инновационные (качественные) процессы связаны с периодом возникновения и апробирования новых технологий всякого типа (от производственных до финансовых и социальных, включая и технологии борьбы с кризисами); модернизационные (количественные) процессы связаны с периодом, когда эти технологии широко распространяются до тех пор, пока не исчерпают свои потенции. Периоды преимущественно качественного развития задают потенциальную возможность реализации В-фаз, а периоды преимущественно количественного - А-фаз. Качественное изменение, доказывая свое преимущество, стремится к распространению. Новые технологии, став привычными и выйдя на уровень насыщения, теряют свой импульс; для нового ускорения развития требуется переход от модернизационного (количественного) развития вновь к инновационному (качественному). Это, как известно, приводит к смене технико-экономических парадигм, но также и к смене финансовых стилей, взаимоотношений в рамках мировой торговли и т.п. (об изменении тех или иных параметров см., в частности: Кондратьев 2002; Schumpeter 1939; Меньшиков, Клименко 1989; Пантин, Лапкин 2006; Румянцева 2003).

Но речь в описанной схеме идет только о потенциальной возможности смены типов А- и В-фаз. Механизм, создающий относительно постоянный временнóй ритм смены фаз, возникает за счет смены кластеров J-циклов (см. ниже).

Что же касается экзогенных факторов, например войн, то они усиливают некоторые импульсы (в частности, инфляционные) и иногда дают первичный толчок для смены процессов. Но следует понимать, что в рамках Мир-Системы различение эндогенных и экзогенных факторов во многом теряет смысл. В полной мере и К-волны, и J-циклы в их непрерывности характерны только для Мир-Системы (или, по крайней мере, для ее основной, наиболее интегрированной, части). Ни в одном обществе на протяжении всего индустриального развития (около 200 лет) регулярно в ясном виде они не просматриваются. И если К-волны анализировать с точки зрения мир-системного характера процессов, то фактически все процессы приходится рассматривать как эндогенные. Иными словами, в рамках Мир-Системы, по сути, мы должны говорить об эндогенных факторах разного порядка.

•2)       Какие факторы определяют относительную временную устойчивость по длительности как самих К-волн, так и их А- и В-фаз?

Длительность и относительная правильность смены фаз К-волн определяется характером кластеров близлежащих J-циклов (А-кластер состоит примерно из трех повышательных, В-кластер - из трех понижательных
J-циклов). Во время А-фазы К-волн быстрое расширение экономики неизбежно приводит общество к необходимости изменяться, развитие переходит в В-фазу. Но возможности изменения общества отстают от требований экономики, поэтому время перестройки соответствует более трудному, понижательному развитию. Между повышательной и понижательной тенденциями К-волн имеется отрицательная обратная связь, которая усиливается с каждым новым среднесрочным циклом (в результате чего тенденция меняется на противоположную), поскольку характер и итоги каждого J-цикла (его кризисы и подъемы) являются сигналом активным участникам процесса в отношении выбора той или иной стратегии (в частности, расширения или сокращения инвестиций и т.п.).

Стоит обратить внимание, что кризисы в обычном смысле являются атрибутом только среднесрочных циклов (если не брать кризисы, вообще не связанные с циклами, например, некоторые биржевые кризисы).

3) Почему и как меняются главные показатели динамики К-волн?

Это результат развития и эволюции мировой экономики, перехода к новым условиям, изменения Мир-Системы. В условиях металлических денег цены оставались важнейшим показателем, далее они уступили место показателям экономического роста. Это вполне органичный процесс, показывающий, что процессы, описываемые К-волнами, претерпевают изменения.

4) Чем, какими эндогенными механизмами объясняются длительные инфляционные и дефляционные тренды и их смена?

Эти тенденции заложены в природе самой индустриальной экономики (а войны, появление новых источников драгоценных металлов и т.п. экзогенные факторы дополнительно усиливают инфляционную тенденцию). Стремление к расширению и росту неизбежно вызывает ресурсные ограничения и соответственно инфляцию. Но в условиях твердых металлических денег рост производительности труда и возможностей выпуска товаров начинает опережать объем существующих в экономике денег (платежеспособного спроса). Деньги дорожают, а прибыль начинает стремиться к понижению. Это вызывает поиск новых способов увеличить производство, в т.ч. за счет понижения издержек. Последнее ведет к тому, что объем произведенных товаров дополнительно увеличивается, а их цена еще более уменьшается. Таким образом, дефляционная тенденция так же, как и инфляционная, заложена в стремлении экономики к расширению. Бизнес активно ищет возможности повышения нормы прибыли и борьбы с дефляцией. Эти возможности находятся - хотя и не сразу - путем расширения рынков (экспорта) и/или создания/распространения новых финансовых технологий. Для преодоления дефляционной составляющей необходимо широкое распространение новых финансовых технологий (или иных технологий, позволяющих расширять объем финансовых активов или влиять на уровень цен). Это увеличивает денежную массу и соответственно повышает спрос (как в рамках отдельного общества, так и в целом в Мир-Системе). Но по мере исчерпания потенций новых технологий и территорий вновь усиливается дефляционная тенденция.

•5)   Можно ли реально говорить о сокращении длительности
К-волн? И если да, то каков механизм такого сокращения?

В XIX - начале XX в. наблюдалось сокращение J-циклов в результате ускорения индустриального развития, расширения Мир-Системы и
уплотнения контактов внутри нее. Если первые
J-циклы 1825-1836 гг., 1836-1847 гг. имели длительность около 11 лет, то в начале ХХ в. их длительность сократилась до 7-9 лет. Вместе с этим наблюдалось и сокращение К-волн с 60 лет до 45-50. Таким образом, некоторое сокращение длительности К-волн как будто наблюдается.

Имеются небезосновательные предположения о существенном сокращении четвертой и пятой К-волны (т.е. К-волн послевоенного времени).
В связи с привязкой К-волн к J-циклам ясно, почему К-волны не сокращаются постоянно, просто за счет ускорения технологического процесса.

То, что, например, понижательная фаза четвертой волны (1969-1982 гг.) закончилась быстрее обычного (это и породило идеи о сокращении
К-волн), наглядно говорит о том, что длина фазы и волны в целом зависит от быстроты реакции общества. В 1970-1980-е гг. в США и Европе (особенно в Англии) приняли радикальные решения, которые помогли быстрее выйти из пике кризиса. И - видимо, стоит отметить как важный вывод - именно такие решения во многом (не во всем, конечно) способствовали подъему новых технологий, особенно финансовых.

Характерно, что, так как государства и прочие акторы всеми силами стремятся растянуть благополучный (недепрессивный) период (а с другой стороны - всячески сократить период трудностей и депрессий), длительность А-фазы практически не сокращается, в то время как длительность В-фазы может - при удачном стечении обстоятельств и эффективном воздействии на протекание J-циклов со стороны правительств - сокращаться. Стоит отметить, что в некоторых случаях государствам удавалось растянуть подъемы J-циклов и в целом их длительность, например в США в 1990-е гг., где только подъем шел в течение почти 10 лет. С учетом кризисных и депрессивных фаз J-цикл существенно удлинялся. Нам кажется, что это проще и полнее объясняет феномен сокращения длительности
В-фазы четвертой К-волны, чем объяснение, данное Пантиным и Лапкиным (2006:
289-303), смысл которого заключается в том, что имеются два разных типа повышательных и понижательных фаз К-волн, а сами
К-волны составляют половину более длительного цикла (состоящего из двух К-волн и ведущего к коренному изменению технологических и организационных основ экономики и международного разделения труда)[15].

6) Есть ли и какова взаимосвязь К-волн и войн?

Определенный более или менее постоянный «фон» войн до первой мировой войны имел место в течение обеих фаз К-волн. Но в течение
А-фаз частота войн несколько повышалась за счет более интенсивных процессов модернизации в Мир-Системе. Дело в том, что у
скоренная модернизация характерна возникающими из такого ускорения внутренними и межгосударственными проблемами, в т.ч. и учащением войн.

Объяснение длительности J-циклов. Итак, временнóй ритм смены фаз К-волн задается длительностью J-цикла. А чем определяется длительность самого J-цикла?

В литературе нет четкого объяснения длительности 7-11 лет жюгляровских циклов. По нашему предположению, минимальная и максимальная длина J-цикла вытекает из вполне естественных вещей. Если брать цикл, состоящий из четырех фаз, то даже при средней длине каждой фазы в один год период цикла составит 4 года (но надо учитывать, что в каждой фазе можно выделить по крайней мере две подфазы). Конечно, можно допустить, что на А-фазе собственно рецессия, даже депрессия и оживление могут длиться один год (рецессия в случае резкого падения и быстрого достижения дна может длиться даже меньше года), хотя реально две последние фазы нередко длятся по два года и даже по несколько лет. Однако фаза подъема в один год - редкое явление (такое может быть только на
В-фазах, но на них депрессия бывает достаточно долгой). Ведь подъем длиной в год никак не может вызвать перегрева.

Чтобы подъем перерос в бум и состояние перегрева, нужно быстрое развитие хотя бы в течение трех лет, а то и более. Первые два года подъем идет еще за счет использования высвободившихся ресурсов и проведенных изменений. Два года подъема начинают вселять в бизнесменов уверенность, что дела налаживаются. Они начинают активнее инвестировать, расширяется кредит, начинается рост цен на ресурсы. Но чтобы развитие достигло предела для относительно легкого роста, нужно хотя бы полуторакратное (а в молодых экономиках и двух-, трехкратное) увеличение ВВП, что требует даже при 10%-ном ежегодном росте не менее 4 лет. Только за это время надуваются «пузыри», цены доходят уже до рекордов и кредитная экспансия испытывает перегрузку. В любом случае
4-5 лет подъема плюс 3-4 года остальных фаз уже составляют 7-9 лет. Но подъем может при благоприятных условиях длиться и дольше, также как
депрессия при неблагоприятных условиях может продолжаться 3-
4 года.

Раздел 2.  ВЕРБАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ К-ВОЛН

2.1. Общая схема

Главная «интрига» К-волн заключается в относительно регулярной по времени смене повышательной тенденцией понижательной и наоборот. Общая наша идея, которая позволяет лучше понять механизм смены тенденций, заключается в следующем:

1) обе тенденции (повышательная и понижательная) присутствуют в экономике одновременно и всегда (поэтому периоды, когда качественного или количественного развития/роста нет вовсе, крайне редки, так же, как не бывает всеобщего роста, при котором совсем нет стагнирующих секторов); но на каждом этапе преобладает та или другая;

2) смена тенденций во многом готовится их исчерпанием, т.е. ослабление одной тенденции готовит почву для усиления другой;

3) иными словами, между тенденциями налицо отрицательная обратная связь, которая усиливается с каждым новым среднесрочным циклом (пока тенденция не изменится), поскольку характер и итоги каждого
J-цикла являются сигналом для того или иного типа действий активных участников процесса (от предпринимателя до стран и наднациональных органов Мир-Системы). Рост цен и нормы прибыли, высокий спрос кумулятивно ведут к расширению производства; понижение нормы прибыли, сокращение темпов роста и т.п. сигналы - ведут к сокращению инвестиций и поиску новых инновационных решений;

4) от того, какой тип действий избирается большинством участников процесса (соответственно на расширение или сокращение), во многом зависит и характер тренда;

5) относительно правильная по времени периодичность смены фаз
К-волн задается относительно стабильными рамками длительности
J-цик-лов (7-11 лет), трехчленные цепочки-кластеры которых имеют длительность в 20-30 лет. Добавим, что и в отношении теории поколений 10 лет - достаточный срок, чтобы существенно обновить генерацию бизнесменов (и тем более политиков), чтобы появились более инициативные и менее «пуганые» предприниматели. За два-три этапа как раз полностью и обновляется поколение бизнесменов;

6) исключение составляет только повышательная фаза первой К-волны (конец 1780-х - начало 1790-х гг. -1810-1817 гг., поскольку она задавалась все же главным образом внешними [военными] факторами - об этом подробнее ниже). А вот понижательная В-фаза первой К-волны начинается уже с первого J-цикла (примерно 1815/1818-1825 гг.), закончившегося первым масштабным циклическим кризисом 1825 г.

Таким образом, смена тенденций на повышение и понижение заложена в свойствах индустриальной экономики, стремящейся к расширению, но наталкивающейся на препятствия всякого рода, а их регулярная длительность связана с временными рамками длины J-циклов.

Вариант распределения J-циклов. Не исключено, впрочем, что более правильно считать, что К-волна состоит не из 6, а из 5 полных J-циклов, так что рубежные J-циклы либо делятся между А- и В-фазами одной
К-волны (фазы оживления и подъема относятся, например, к А-фазе, а кризис и депрессия - к В-фазе), либо одна и та же часть рубежного
J-цикла относится и к одной, и к другой фазе К-волны.

Последнее хорошо видно в «вилках» датировок, приведенных в
Табл. 1. Например:

II волна

A: восходящая

1844-1851 гг.

1870-1875 гг.

B: нисходящая

1870-1875 гг.

1890-1896 гг.

Здесь речь идет о J-цикле 1867-1873/75 гг. (кстати, более коротком, чем предшествующие ему), последний период которого в данной периодизации оказался принадлежащим как восходящей/повышательной А-фазе, так и к нисходящей/понижательной В-фазе. Иная периодизация выглядела бы так (в ней рубежные кризисы отнесены к В-фазе):

II волна

A: восходящая

1848 г.

187г.

B: нисходящая

1873 г.

189г.

2.2. Пояснения динамики

Как уже сказано, в экономике периоды преимущественно качественного (инновационного) развития сменяются периодами преимущественно количественного (модернизационного) развития и наоборот. Однако крайне важно учитывать, во-первых, что такое развитие не проявляется с достаточной периодичностью в рамках одной страны, а только в рамках Мир-Системы в целом (на каких-то достаточно длительных периодах может наблюдаться также в центральных обществах Мир-Системы). При этом каждая такая пульсация связана с расширением Мир-Системы и изменением ее конфигурации. Это приводит к смене экономико-политических взаимоотношений в рамках Мир-Системы. Сам механизм достаточно быстрого распространения импульсов в рамках Мир-Системы и относительно синхронного изменения векторов связан со все более тесным взаимодействием экономик и обществ через различные финансово-торговые и многие иные связи.

Во-вторых, сама по себе смена инновационных и модернизационных тенденций не может иметь достаточно четких временных границ. Последние не могут проистекать из сроков смены капитала, реализации крупных инноваций, поскольку сроки и формы этих процессов очень различны в разных странах, а сами инвестиции не могут быть синхронными в разных странах. Повторим: временные параметры и относительная правильность смены фаз К-волн определяется характером кластеров близлежащих J-циклов. В течение повышательного развития происходит быстрое расширение, которое неизбежно приводит общество к необходимости изменяться. Поскольку изменение отстает, возникает В-кластер более трудного, понижательного развития. Начинается поиск выхода из трудностей. В итоге в каком-то одном из ряда обществ рождается социальная инновация, которая начинает применяться не только в данном обществе, но и во многих других. Далее новый повышательный импульс, возникший в отдельных обществах, создает условия для перехода к новой повышательной А-фазе. Но широкое (т.е. в рамках многих обществ) осознание преимуществ такой социальной инновации происходит не сразу, а примерно на втором J-цикле новой А-фазы.

В результате появления различных технических и социальных инноваций и их успешной апробации начинается мощный виток модернизации в Мир-Системе. Это очень важный момент, на который обращается мало внимания, но именно расширение модернизации способствует усилению импульса А-фазы. Рост модернизации в сочетании с техническими и социальными инновациями ведет к расширению и изменению конфигурации Мир-Системы, что создает потребность и в смене отношений в рамках Мир-Системы. Результаты расширенной модернизации начинают сказываться примерно через 10-15 лет. К этому времени цены могут достигнуть очень высоких значений, в экономике возникает много крупных «пузырей» под влиянием ажиотажного спроса на ресурсы. Однако импульс модернизации уже теряет свою первоначальную силу. В ситуации длительного перегрева экономики такое замедление ведет к различного рода трудностям и усилению мировой конкуренции, «лопанию пузырей», жюгляровским кризисам. В конце концов начинается переход к В-клас-теру J-циклов (и к В-фазе К-волны).

Отметим также, что в результате развития каждого кластера J-циклов постепенно меняются и генерации бизнесменов, соответственно меняются во многом их подходы к ведению дел, отношение к тем или иным параметрам и т.п. Таким образом, повторим, идея влияния на смену фаз
К-волн смены поколений также может найти свое место в синтетической концепции К-волн.

2.3. Основные принципы построения модели К-волн

Итак, суммируем. Смена фаз К-волн определяется тем, что:

а) обе тенденции (повышательная и понижательная) присутствуют всегда, что, кстати, хорошо видно в постоянном чередовании фаз
J-циклов;

б) периодически происходит усиление одной или другой тенденции как на среднесрочных отрезках, так и на более длинных периодах;

в) первоначально развитие каждой тенденции усиливается включением положительной обратной связи;

г) но усиление этой тенденции в конечном счете приводит к ее же
ослаблению и усилению другой;

д) иными словами, механизм смены фаз определяется включением через некоторое время отрицательной обратной связи, которая приводит к усилению противоположной тенденции;

е) таким образом, имеется необходимый для возникновения цикла временной лаг;

ж) характер среднесрочных циклов и течение их фаз являются важнейшим сигналом для бизнеса и общества, определяющего модели их стратегии;

з) более (фаза В) или менее (фаза А) активная инновационно-реформаторская деятельность является важнейшим фактором, влияющим на возникновение отрицательной обратной связи, а последняя ведет в конечном счете к смене фаз К-волны.

3.4. Вербальная модель К-волн

Когда начинается А-фаза (повышательная тенденция), включается положительная обратная связь в виде инвестиций, роста спроса (усиливающего рост цен и ВВП) и прочей активности, разогревающей экономику. Эта положительная связь действует на уровне отдельных обществ и межобщественных контактов (торговли, финансовых потоков и пр.). Далее включается новый уровень положительной обратной связи - мир-системный - за счет того, что усиливается процесс модернизации в Мир-Системе в целом под влиянием успехов роста и благодаря складыванию на В-фазе системы технических, финансовых и социальных инноваций, доказавших свою эффективность. Это приводит к временному разгону положительной обратной связи и задержке появления отрицательной обратной связи. Такой лаг с учетом того, что модернизация в рамках Мир-Системы - довольно длительный процесс, может длиться 10-20 лет. Но когда модернизация идет на убыль, а ее результаты в виде мощного предложения новых видов товаров и услуг проявляются более активно, включается отрицательная обратная связь в виде реакции на чрезмерный перегрев предшествующего периода: снижения спроса, падения цен, уменьшения инвестиционной активности и т.п. В результате понижательная тенденция начинает преобладать, наступает В-фаза.

При наступлении В-фазы включается положительная обратная связь, поскольку с течением некоторого времени усиливается процесс, в результате которого все больше экономических агентов и в целом стран в Мир-Системе начинают испытывать трудности и менять свою стратегию (сокращать инвестиции, снижать цены, не платить долги и т.п.). Т.е. идет естественная цепная реакция передачи негативного импульса по Мир-Системе. Далее эта положительная связь усиливается и растягивается во времени (временной лаг) за счет того, что проведение необходимых изменений в обществах не было произведено вовремя (на фазе А), а главное - за счет того, что появление (тем более изобретение) и запуск необходимых социальных (а также и иных) инноваций требуют довольно длительного времени (тем более учитывая, что конфигурация Мир-Системы за счет процессов модернизации существенно изменилась)[16].

Такой лаг также оценивается примерно в 10-20 лет (с учетом хотя бы необходимости смены политического курса, времени на принятие законов и т.п.). Надо учитывать, что периодически наступают временные улучшения (на фазах подъема J-циклов), тормозящие процесс изменений в обществе. Наконец, после внедрения таких социальных инноваций (которые в целом складываются в общую систему с другими видами инноваций: технических, финансовых и т.п.) и после того, как они начинают проявлять свою эффективность, включается отрицательная обратная связь, которая ведет к уменьшению негативных тенденций и усилению повышательной тенденции. А по мере того, как эти явления проявляются хотя бы в одном или нескольких обществах Мир-системы, повышательный импульс от них распространяется в целом в мире. Начинается А-фаза, которая разгоняется положительной обратной связью за счет внедрения комплекса инноваций, что опять ведет к расширению или усложнению Мир-Системы.

Раздел 3. К-ВОЛНЫ И J-ЦИКЛЫ:
ЛОГИКА ВЗАИМОСВЯЗИ

3.1. К-волны и кластеры J-циклов

3.1.1. Кластеризация J-циклов

Как уже сказано, наиболее загадочным моментом в К-волнах является их относительно стабильная длительность, а также длительность их фаз (соответственно 40-60 лет и 20-30 лет). Ни одна из теорий не сумела объяснить этот феномен удовлетворительно, не показала экономических или социальных причин, в которых бы присутствовал достаточно естественно такой ритм. На наш взгляд, единственным реальным фактором, который может задавать ритм определенной длительности кондратьевских фаз и волн, являются жюгляровские циклы. Повторим, что J-циклы выглядят в онтологическом смысле более реальными, чем К-волны, следовательно, вполне логично именно J-циклы рассматривать как базовые структурные единицы, создающие в совокупности своих процессов К-волны и их фазы (а не наоборот).

При анализе такой связи между J-циклами и К-волнами необходимо учитывать, что помимо общих модельных свойств J-циклов можно выделить дополнительные общие свойства между группами близлежащих
J
-циклов. Эти свойства вытекают не только из наибольшей историко-временной их близости, но и из того, что они имеют некий общий тренд, а также из того, что характер их как кризисно-депрессивных фаз, так и фаз роста и процветания имеет общие свойства, причем повторяющиеся в определенном ритме.

Таким образом, J-циклы можно рассматривать не просто как однотипные структурные единицы, а как более сложную систему, представляющую единую цепочку (кластер) по два, три или больше J-цикла, обладающих в рамках такого кластера дополнительными общими чертами.

Имеет смысл повторить, что: а) такого рода кластеры J-циклов, как легко посчитать, примерно соответствуют длительности фаз в 20-30 лет (если принять, что длительность цикла равна 7-11 лет, то три цикла
составят длительность в 21-33 года); б) органическая связь между
J-цик-лами и К-волнами особенно подтверждается тем, что границы фаз кондратьевских волн и границы самих волн во многих теориях практически совпадают с границами тех или иных среднесрочных циклов и кризисов[17].

Характер кластеров J-циклов коррелирует с характером фаз К-волн. Разумеется, это не может быть случайным, а объясняется определенными механизмами реагирования обществ и Мир-Системы на J-циклы[18]. Кстати отметить, что соотношение между крайними значениями продолжительности периодов К-волн (40-60 лет) и J-циклов (7-11 лет) является очень близким: 7: 11 = 0, 64 ~ 40: 60 = 0,66.

3.1.2. Логика корреляции вектора J-циклов и фаз К-волн

Как установлено еще Н. Д. Кондратьевым, на повышательных фазах
J-циклы характеризуются более сильными подъемами и меньшей длительностью и (чаще) степенью депрессий; а на понижательных - наоборот. Таким образом, мы можем говорить о двух типах цепей или кластеров J-циклов, характеризующихся особенностями подъемов и депрессий: 1) на повышательных А-фазах К-волн депрессии менее выражены, а подъемы более длительны; 2) на повышательных В-фазах К-волн наоборот: депрессии выражены более сильно и длительно, а подъемы менее интенсивные и длительные. Соответственно первый тип кластера J-циклов можно назвать А-кластером, а второй - В-кластером[19].

Как уже сказано, связь между К-волнами и J-циклами исследована совершенно недостаточно. Напомним, что сам Кондратьев указывал, что J-циклы как бы нанизываются на длинные циклы (К-волны) и зависят от последних. В частности, он писал: «Большие циклы экономической конъюнктуры выявляются в том же едином процессе динамики экономического развития, в котором выявляются и средние циклы (среднесрочные J-циклы. - Л. Г.) с их фазами подъема, кризиса и депрессии. Средние циклы поэтому как бы нанизываются на волны больших циклов. Но если это так, то ясно, что характер фазы большого цикла, на которую приходятся данные средние циклы, не может не отражаться на ходе средних циклов. Действительно, если мы возьмем средние циклы, то очевидно, что все повышательные тенденции элементов, участвующих в средних циклах, будут ослабляться, а все понижательные тенденции их будут усиливаться общей понижательной волной большого цикла. Если, наоборот, мы возьмем средние циклы, падающие на повышательный период большого цикла, то будем наблюдать обратную картину. Отсюда - средние циклы, приходящиеся на понижательный период большого цикла, должны характеризоваться особой длительностью и глубиной депрессий, краткостью и слабостью подъемов. Средние циклы, приходящиеся на повышательный период большого цикла, должны характеризоваться обратными чертами» (Кондратьев 2002: 380-381).

Однако нам представляется, что эта связь не только существенно глубже и сложнее, но - главное - в целом причинная связь выглядит иначе. Не среднесрочные J-циклы зависят от характера фазы К-волны, как считал Кондратьев, а напротив, характер кластера J-циклов и определяет характер фазы К-волны.

Такой взгляд на причинную взаимосвязь между двумя типами циклов вытекает уже из того, что жюгляровские циклы эмпирически более наблюдаемы, чем К-волны; определены и описаны факторы, которые их создают. Мало того, наличие этих факторов подтверждено, если можно так сказать, опытно, поскольку более чем полувековое экономическое регулирование в целом ряде стран доказало, что на характер жюгляровских циклов можно влиять, можно добиваться их модификации (а в отдельных случаях и купирования). Между тем на кондратьевские волны еще как будто никому сознательно повлиять не удалось[20].

3.2. Общие причины и механизмы экономической цикличности

J-цикл и К-волна (цикл) проистекают из общего свойства индустриальной экономики к расширенному воспроизводству (об этом свойстве см., например: Kuznets 1966; Gellner 1983; Геллнер 1991; Abramovitz 1961; Полетаев, Савельева 1993)[21]. А поскольку рост экономики не может идти только непрерывно и в одном и том же темпе, следовательно, неизбежно замедление развития, которое преодолевается только качественными изменениями (см. об этом прим. 22). Таким образом, постоянное расширение и развитие предполагают, что структура, в рамках которой происходит такое развитие, через некоторое время должна быть существенно изменена[22]. Но такое изменение, как правило, запаздывает по сравнению с более динамичной экономической (технологической) составляющей, лежащей в основе расширенного экономического роста. Поэтому данное изменение протекает в виде более или менее сильных кризисов, что, собственно, и задает определенную цикличность.

Имеются определенные важные - и вовсе не случайные - сходства между J-циклами и К-волнами в плане их «структуры», некоторых причин цикличности, определенных процессных свойств. Понимание этих сходств способно дополнительно прояснить механизмы взаимодействия этих разных по длительности циклов. Есть важные сходства - этот момент почти выпущен из внимания - и в плане характера и механизмов передачи импульсов, ведущих к генерированию J-циклов и К-волн, от одних стран к другим в рамках Мир-Системы. И те и другие циклы никогда не протекают только в рамках отдельного общества, они всегда шире рамок отдельных обществ и так или иначе связаны с мир-системными процессами. Это тем более важно, что именно J-циклы (и особенно J-кризисы) всегда имеют тенденцию стать если не мировыми, то явлениями, имеющими место одновременно в целом ряде обществ. Таким образом, через жюгляровские подъемы и спады в рамках Мир-Системы импульс роста и спада передается очень быстро и достаточно синхронно. Но, разумеется, для
К-волн наибольшее значение имеют циклы Жюгляра в наиболее важных (по тем или иным причинам) для Мир-Системы странах, чаще всего в лидерах Мир-системы, ее центре или обществах, стимулирующих изменения в центре.

3.2. Механизм влияния J-циклов на временной ритм смены фаз К-волн

3.2.1. Возникновение и разрешение структурных кризисов общества в А- и В-кластерах J-циклов

Каким образом среднесрочные циклы могут влиять на динамику повышательных и понижательных фаз длинных циклов?

Механизм смены В-фазы К-волн ее А-фазой в отношении его зависимости от J-циклов выглядит так. Более тяжелые по своим проявлениям кризисно-депрессивные фазы J-циклов на понижательной В-фазе К-волны неизбежно требуют от общества также более глубоких и радикальных изменений, причем не только в технико-технологическом аспекте, но и в социально-правовом, политическом, идеологическом и культурном аспектах, в системе международных и - шире - мир-системных связей. Иначе общество не сможет преодолеть негативные последствия экономических кризисов и выйти из депрессии. Только глубокие изменения в самых разных сферах общества, а также новые подходы к регулированию экономики позволяют, в конце концов, обеспечить переход к значимому подъему[23]. Три J-цикла В-кластера схематично выглядят так: первый цикл - осознание трудностей; второй цикл - поиск антидепрессивных и реформистских мер и их применение; третий цикл - время на проявление результата.

В конечном счете борьба с депрессивностью и проведенные изменения, а равно и внедренные в разные сферы инновационные технологии приводят к смене В-кластера J-циклов А-кластером (и соответственно понижательной В-фазы К-волны повышательной А-фазой К-волны).

В результате происходит переход к новой системе отношений, которая открывает возможности экономикам развиваться в ближайшие десятилетия уже не со столь кризисными проявлениями[24]. Однако поскольку дальнейшее развитие идет сравнительно мягко, то и потребность в реформировании и обновлении отношений слабеет. Соответственно изменений в обществе происходит недостаточно по сравнению с тем, какой глубины изменений потенциально требует быстрый рост. А любой цикл связан с нарастанием структурных экономических, социальных, политических и прочих проблем. И если последние не разрешаются, то неизбежно назревают негативные тенденции, в результате которых либо становится невозможным столь же быстрый экономический рост, либо возникают внутренние и международные проблемы, ведущие к тем или иным кризисам. Примерно за три среднесрочных J-цикла потенции относительно свободного роста исчерпываются, а проблемы нарастают. Далее происходит мощный кризис, открывающий полосу более или менее затяжных депрессий. В результате А-кластер (J-циклов) вновь сменяется В-кластером, соответствующем В-фазе К-волны.

Таким образом, именно через среднесрочные экономические циклы понижательные В-фазы К-волн как бы сами подготавливают для себя условия для трансформации в повышательные А-фазы. Чем сильнее кризисы, слабее подъемы и интенсивнее идут структурные перестройки, тем сильнее, соответственно, расчищается место для повышательной фазы. И в свою очередь меньшая тягостность кризисно-депрессивных фаз J-циклов на повышательных фазах К-волн обусловливает их поворот к понижательным фазам (именно такой поворот после определенной эйфории мы и имеем «честь» наблюдать в начале XXI в.). Вот почему наиболее тяжелыми кризисами становятся кризисы, так сказать, «поворотные», от повышательной фазы к понижательной (в частности, кризисы 1847, 1873, 1929, 1973 гг.), к которым относится и современный глобальный кризис 2008-2010 гг[25].

Итак, на повышательной фазе, когда идет более интенсивный рост, циклические кризисы напоминают своего рода «спотыкания при быстром беге», когда чрезмерная скорость вызывает неизбежные остановки и откаты. Но в А-кластере J-циклов кризисы в меньшей степени связаны друг с другом и скорее представляют изолированные события. Это циклы и кризисы роста, в течение которых накапливаются структурные проблемы как внутри обществ, так и в целом в Мир-Системе. На В-кластере (понижательной фазе К-волны) кризисы носят уже иной характер: они гораздо теснее связаны между собой: либо прямо, так что следующий кризис как бы является продолжением первого (1937 г. - продолжение 1929 г.), либо идут на общем негативном фоне (так, циклы периода 1875-1895 гг. шли на фоне затяжного аграрного кризиса, а кризисы 1971-1982 гг. - на фоне валютного, сырьевого и энергетического кризисов). Это объясняется тем, что такого рода кризисы носят структурный характер, разрешая накопившиеся за предыдущий период сложные структурные проблемы. Мало того, в эти понижательные фазы вполне вписываются и военные, политические или революционные кризисы (как мировые войны), которые выступают частью общего мир-системного кризиса, в определенном аспекте заставляющего менять структуру отношений в Мир-Системе. Словом, это структурные кризисы и циклы структурных перемен[26].

3.2.2. Социальные инновации как фактор переключения фаз К-волн в рамках отдельного общества,
межобщественных отношений и на уровне
Мир-Системы

Крайне важно понять, что смена фаз волн, хотя и связана с исчерпанием их потенций, но непосредственно вызывается поведением экономических агентов и общества в целом (включая и психологические установки бизнеса и элиты). При ускорении развития (А-фазе) в обществе стимулируется дополнительная инвестиционная активность. Напротив, при депрессиях общество активно ищет возможности минимизировать потери, снова выйти на тренд роста. При этом постепенно к агентам экономического развития в предшествующие столетия и десятилетия постепенно добавлялись все новые и новые силы, включая правительство и государственные органы, образование, идеологию, межгосударственные органы, науку и т.п. Именно активность всех этих сил ведет к тому, что понижательная фаза в конце концов заканчивается[27].

Здесь можно расширить идею Й. Шумпетера (1982; Schumpeter 1939) о новаторах, а также и о созидательном разрушении, которую весьма любят некоторые экономисты, но которую не всегда до конца применяют. Фактически в понижательной В-фазе более активно реализуются новаторы всех видов социальной деятельности: политики, которые обещают решить экономические проблемы, реформаторы, законодатели, ученые и т.п. Идеи, которые начинают обсуждаться и реализовываться, могли быть высказаны довольно давно, ограниченные опыты могли быть проведены давно (или в других странах), но именно в период трудностей появляются кластеры реформ и изменений. Причем выход из трудностей при прочих равных условиях может найтись скорее в тех обществах, где депрессивно-кризисные проявления сильнее. В конечном счете новаторские изменения начинают работать, распространяться и давать эффект, в частности способствуют распространению финансовых и технологических инноваций (словом, тогда рождается новый инновационный синтез). Таким образом, речь должна идти об инновациях и инноваторах всех видов, в т.ч. социальных. При этом эффективные формы борьбы с кризисно-депрессивными явлениями начинают активно распространяться и, подобно технологическим инновациям, могут быть восприняты модернизирующими обществами с большим запозданием, но уже в совершенно готовом виде. Чем шире происходит такое реформирование, тем потенциально больше возможностей для экономического роста и тем длиннее могут быть подъемы. В частности, этим объясняются в т.ч. и успехи ряда европейских стран и Японии (экономические «чудеса») в 1950-1960-х гг.

Временные лаги. Усиление процессов модернизации в Мир-Системе. Но рождение (и в целом внедрение, проверка) новой социальной инновации, эффективной в борьбе с новыми проявлениями депрессий, не может быть быстрым делом. Поэтому хотя столкновение с трудностями первоначально нередко вызывает активные, существенные антикризисные действия, все же они не ведут к глубоким изменениям. Т.е. должно пройти значительное время, пока новая инновационная система заработает. Это может занять до десяти лет или даже больше. При этом социальные инновации в период В-фазы, с одной стороны, запаздывают, поскольку начинают активно внедряться только где-то после истечения ее первой трети (а то и позже) и только в течение второй ее трети они могут быть внедрены. А с другой - фактически они дают эффект уже к концу
В-фазы (т.е. полный срок внедрения системы инноваций примерно и укладывается в три
J-цикла). Но зато уже в начале А-фазы социальные инновации внедряются полностью. В результате, когда подъем уже пошел, инерция социальных изменений дополнительно разгоняет А-фазу.
И наоборот, в начале понижательной В-фазы действует еще инерция, когда общество не готово к изменениям, что соответственно дополнительно отягощает В-фазу.

Формирование комплекса технических, финансовых и социальных инноваций, происходящее также в пределах В-кластера трех J-циклов, ведет к ускоренной модернизации в рамках ближайшей к центру Мир-Системы полупериферии, что само по себе за счет более быстрого развития и повышенного спроса (в т.ч. и государственного) разгоняет повышательную А-фазу[28]. Постепенно эти инновации складываются в некий комплекс, который подхватывается «догоняющими» обществами. Это дополнительно объясняет силу инерции подъема: в первом из трех J-циклов А-фазы происходят реформы «вдогонку», т.е. запоздавшие по времени, они должны были бы быть проведены на В-фазе; второй J-цикл далее - реформы в подражание.

Таким образом, успешное внедрение антикризисной (антидепрессивной, стимулирующей экономический рост, цены, денежную массу) социальной инновации в передовых странах в период В-фазы и переход к
А-фазе является сигналом для целого ряда «догоняющих» и модернизирующихся стран. Этому способствует и определенный избыток капитала в странах ядра Мир-Системы, который на В-фазе оказывается недостаточно востребованным. Модернизирующиеся страны начинают активно внедрять не только технические и экономические, но и социальные технологии. Это ведет как к более мощному процессу модернизации в Мир-Системе в А-фазе, чем в В-фазе[29], так и к более быстрому росту экономически активной части Мир-Системы, но одновременно и к более быстрому распространению импульсов в рамках Мир-Системы. Все вместе формирует новую ситуацию в Мир-Системе, которая очень чутко реагирует на исчерпание потенции к развитию. Поэтому кризис, который в конце концов захватывает центр, оказывает воздействие в той или иной степени сразу на всех. В этом случае, кризисы на полупериферии и периферии нередко носят характер «в чужом пиру похмелье».

Дополнение о распространении технологий. Более активная модернизация на А-фазе многих полупериферийных стран обычно связана с восприятием не самых последних производственных технологий. Скорее, это предпоследние технологии или даже из предыдущей волны[30]. Таким образом, наиболее передовые технологии остаются в ведущих странах. Но могут быть модели своего рода аутсортинга, когда и физически основные технологии предыдущего поколения выводятся из передовых стран (как было в 1990-е гг., например). Такой аутсортинг имеет минусы (структурная безработица и т.п.), но и плюсы, т.к. очищает передовые страны от устаревшей технологии физически (это тоже своего рода инновация на уровне Мир-Системы). Если такие технологии остаются и поддерживаются государством, то лидеры начинают отставать (как было в Англии с ее текстильной и угольной промышленностью).

3.3. Модернизационные и мир-системные социально-экономические кризисы

3.3.1. Напряжения усиленной модернизации, взаимосвязь А-фазы с полупериферийными экономическими и социальными кризисами, а также с некоторого типа войнами

В период подъема на А-фазе чаще возникают периферийные и полупериферийные кризисы, как экономические, так и политические. Напомним, что Н. Д. Кондратьев (2002) писал о напряжении в А-фазе, для которой более характерны войны и революции. Этот момент требует дополнительного пояснения. Дело в том, что а) полупериферийные модернизирующиеся страны быстро воспринимают социальные инновации и в какой-то части внедряют их; б) но часто у них нет достаточной базы для «переваривания» всех инноваций (а социальные инновации могут быть для них и вовсе инородными). В результате возникает то, что можно назвать модернизационными кризисами, которые выражаются не только в экономических кризисах, но в революциях и даже войнах[31]. Азиатский кризис 1997 г. во многом был таким модернизационным кризисом. Революции начала ХХ в. также были такими.

Что касается войн, то, конечно, не все, но некоторые из них вполне можно связать с реакцией на ускоренную модернизацию и порожденные ею внутренние и межгосударственные проблемы. Другая часть войн была проявлением перестройки Мир-Системы. В частности крупные войны были вызваны образованием крупных национальных государств в Европе в 1850-1870-е гг. (Италия, Германия). О войнах еще будет сказано далее. Но если до В-фазы третьей К-волны (т.е. до 1914 г.) война еще оставалась хоть как-то приемлемой (не в моральном или гуманистическом аспекте, конечно, а с точки зрения выхода из дефляционно-депрессивной фазы и роста экономики) формой реализации социальных инноваций в рамках Мир-Системы, то затем ситуация меняется очень существенно. Война становится чрезмерно затратной формой разрешения мир-системного
кризиса.

3.3.2.Мир-системные кризисы и трудность возникновения мир-системных инноваций. Мир-системные
инновации и их задержки

Рост модернизации в Мир-Системе в сочетании с техническими и социальными инновациями ведет к расширению и изменению конфигурации Мир-Системы, что через некоторое время создает потребность и в смене отношений в рамках Мир-Системы. Если последние задерживаются, то возникают кризисные явления, которые не могут быть уже преодолены в рамках отдельных стран и отдельных социальных инноваций. В этом случае возникают глубокие мировые кризисные полосы (как в период с 1914 г. по 1945 г.). В настоящий момент приближается период необходимости нахождения новых мир-системных инноваций.

Таким образом, развитие Мир-Системы и отношений внутри нее и модификация К-волн находятся в тесной взаимозависимости. Соответственно некоторые фазы К-волн выступают как особые, поскольку для выхода из кризиса на некоторых этапах К-волн требуются уже мир-системные решения, т.е. инновации, рождение которых может затягиваться. В частности, в третьей волне (1890-е-1940-е гг.) происходило глубокое преобразование Мир-Системы, поэтому кризисы ее понижательной фазы приобрели военно-политическую форму и вообще были наиболее глубокими.

Уже в начале ХХ в., по сути, Мир-Система включила в себя (в форме инкорпорации) весь земной шар. Инноваций на уровне отдельных стран было недостаточно, в т.ч. из-за того, что был очень силен протекционизм, военное соперничество, колониальное соперничество. Также существовали очень разные политические режимы. Отсюда дальнейшее развитие требовало новых мир-системных инноваций во взаимоотношениях между странами. Однако на уровне Мир-Системы еще действовали старые способы решения противоречий и проблем, а новые с трудом пробивали себе дорогу. В результате перестройка Мир-Системы пошла старым военным и революционным путем.

Только после первой мировой войны стало очевидным, что нужно искать новые инновационные решения на уровне Мир-Системы. Но сразу этого достичь не удалось, т.к. не было ни общепринятой модели, ни наднациональных органов, и существовали большие различия между метрополиями и колониями. В результате кризисные явления, характерные для всей Мир-Системы, отдельные страны стали решать своим особым путем (т.е. действовал еще старый вариант решения на уровне одной страны). Но пока модернизация распространялась легко, количество модернизированных стран было не очень велико, разные варианты действовали и позволяли экономикам расти. На каком-то этапе возникло крупное противоречие: с одной стороны, взаимодействия стали очень плотными и взаимозависимость больше, а с другой - столкновения между участниками стали острее, модели развития и социальные инновации, которые использовались отдельными обществами, оказались опасными для остальных. В результате кризисные явления стали более сильными. В конечном счете мир-системные противоречия переросли в грандиозную вторую мировую войну. Только таким путем удалось хотя бы в основной части Мир-Системы установить ведущие модели развития и общие модели поведения на мировых рынках, а в ряде крупных стран провести необходимые социальные изменения, важные для экономического развития всего мира. При этом война постепенно переставала быть ведущей формой переустройства Мир-Системы. В результате уровень некоторых важных инноваций на некоторое время приблизился к мир-системному уровню.

Сегодня ситуация начинает напоминать то, что было в начале ХХ в. Мы стоим перед крупными изменениями в рамках Мир-Системы, но совершенно неясно, какие изменения и как должны быть произведены. Это может способствовать затягиванию депрессивных явлений и достаточно глубокому проявлению кризисных моментов.

3.4. Каким образом возникает синхронность К-волн
в Мир-Системе

В известной мере это напоминает механизм подъема в национальных экономиках, где образуются точки роста, которые - если они мощные - вытягивают всю экономику. Так же и здесь: появляются государства-локомо-тивы, которые дают импульс всем. В определенной мере это находит отражение в концепции лидирующего сектора и лидирующих экономик в применении к Мир-Системе (Modelski 1987; Modelski and Thompson 1996; Thompson 1990, 2000; Rasler and Thompson 1994; Rennstich 2002). Как лидирующий сектор ведет за собой в целом национальную экономику, так и лидирующие экономики ведут мировую экономику. Очень важно, что появляются новые технологии выхода из кризисов, которые также постепенно перенимаются; наконец, принимаются общие решения между государствами, т.е. появляются мир-системные решения.

Аналогичным образом передаются и сигналы спада, но здесь, пожалуй, стоит привести сравнение с наиболее перегретым сектором, крах которого вызывает цепную реакцию даже в здоровых секторах экономики.

Механизм относительно быстрой передачи импульса от определенных центров, зон Мир-Системы в остальные ее зоны определяется механизмами мир-системных экономических связей: ростом/падением мировой торговли (в т.ч. под воздействием изменений ввозных-вывозных пошлин); движением мирового капитала (и формированием его новых центров); валютными (золотыми) колебаниями; экспортом-импортом технологий (патентов); международными договоренностями; колебаниями цен на сырье, топливо, продовольствие и др. товары. Вне зависимости от того, за счет чего шел рост в тех или иных странах, эти механизмы вполне могут изменить тенденции развития периферии или полупериферии, если они изменились в центре.

Если же брать передачу импульсов от лидирующих стран к менее развитым или менее активно развивающимся в течение всей К-волны, то видна связь с J-циклами. В течение срока одного J-цикла (7-11 лет), становятся более очевидными преимущества технологий, организации, иных достижений, появившихся в лидирующей стране или странах. Второй цикл запускает модернизацию уже в целом ряде стран с большой интенсивностью. Третий цикл расширяет модернизацию, но на этом уровне уже возникают трудности, связанные как со сложностью распространения, так и падением нормы прибыли и - крайне важно - особенностью трансформации институтов и отношений в рамках как отдельных стран, так и всей Мир-Системы.

Некоторые выводы

1) Длительность К-волны и ее фаз определяется кластерами жюгляровских циклов. Три J-цикла являют собой классическую схему: нарастания тенденции, которая подключает все новые и новые импульсы в одном направлении; обретения ею полной силы; ослабление тенденции и перелом.

2) Предельная длительность К-волны и ее фаз связана с тем, что повышательный тренд обычно не может продолжаться дольше трех жюгляровских циклов, поскольку за этот период накапливается слишком много структурных нерешенных проблем, а возможность быстрого роста препятствует их решению. Если после первого кризиса роста продолжение роста возможно за счет вовлечения новых ресурсов и т.п., то после второго кризиса роста вовлечение ресурсов становится все более проблематичным, и его возможности исчерпываются после третьего кризиса роста.
3) Структурные кризисы, мощные и затяжные, заставляют бизнес и государственные структуры внутри стран и на международном уровне так или иначе их решать, если и не добровольно, то в результате жесткой необходимости, если не сразу, то постепенно. И если не в одной, то в другой стране находится технология борьбы с кризисом. В процессе среднесрочных циклов происходят изменения в международных системах организации финансовой, торговой и экономической жизни.

Раздел 4. ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭВОЛЮЦИИ, ФАКТОРОВ, МЕХАНИЗМОВ И ПОКАЗАТЕЛЕЙ К-ВОЛН

4.1. Почему и как меняются главные показатели динамики К-волн?

4.1.1. Общее направление изменений

Мы рассмотрели, как связаны К-волны и J-циклы. Посмотрим теперь, как и почему меняются главные показатели динамики К-волн.

Как известно, сам Н. Д. Кондратьев и многие исследователи после него главными показателями динамики повышения и понижения в К-волнах считали поведение цен (другие показатели были связаны с ними). Но в последние десятилетия главным показателем динамики стал темп экономического роста и даже относительный темп роста, т.е. насколько быстрее или медленнее растет мировой или страновой ВВП. Использовать двухтактовую схему этого показателя предложил бельгийский экономист
Э. Мандель (
Mandel 1975, 1980; см. также Kuczynski 1980; Bieshaar and Kleinknecht 1984; Kleinknecht 1987; Полетаев, Савельева 1993). Некоторые исследователи используют другие показатели, вплоть до показателей уровня классовой борьбы.

Такой разнобой вносит большую и в чем-то даже роковую сложность в измерение К-волн: как можно говорить о длительном процессе смены
К-волн, если показатели различны, причем иногда они находятся в противофазе?
К-волны в ценовой динамике имеют наиболее признанную эмпирическую поддержку (см., например: Gordon 1978: 24; Van Ewijk 1982; Cleary, Hobbs 1983; Berry 1991 и т.д.). Но логика динамики К-волн после Второй мировой войны в динамике мировых цен исчезает, т.к. цены растут и в период понижательной В-фазы.

Попытки обнаружить К-волны в динамике мирового ВВП (и аналогичных показателей) дали пока достаточно противоречивые результаты.
В частности, эмпирические проверки некоторых исследователей не подтвердили наличия К-волн в мировой производственной динамике (
см., например: Van der Zwan 1980: 192-197; Chase-Dunn, Grimes 1995: 407-409). Одна из главных причин кроется, конечно, в недостаточных данных о темпах экономического роста за более ранний период. Но еще более важно, что на тех данных, которые все же имеются, не удается продемонстрировать наличие длинноволновых колебаний до середины XIX в.
(см., например: Полетаев, Савельева 1993: 221). Можно предположить, что это не случайно, т.к. рост цен и рост ВВП могли в определенные периоды находиться в противофазе (см. ниже наш анализ причин смены ценовых трендов и взаимодействия тенденций на расширение и снижение нормы прибыли). Точно также есть сомнения в том, что К-волны могут быть прослежены в динамике мирового ВВП в период до 1870 г., хотя в этот период они, по всей видимости, все же прослеживаются в экономической макродинамике Запада (см.: Гринин, Коротаев 2009: 240).

Тем не менее, анализ динамики К-волн на протяжении более чем двухсот лет приводит к выводу, что в такой на первый взгляд несовместимости может прослеживаться и органическая связь, если исходить из того, что факторы, задающие тренд фаз, и соответственно причины, влияющие на эти факторы, меняются (во всяком случае, по важности) естественным образом. К-волны меняют свои проявления (ценовые или темповые) в связи с развитием промышленного принципа производства и расширением Мир-Системы и мир-системных связей. Кроме того, растет роль государства. Стоит отметить, что Й. Й. ван Дайн выдвинул весьма правдоподобную гипотезу, что длинные волны в темпах экономического роста возникли лишь во второй половине XIX в., придя на смену длинным волнам в динамике цен (van Duijn 1983: 91).

Если принять идею естественности изменений показателей (и причин) волновой динамики К-волн, то это позволяет продвинуться к органичному синтезу всех основных теорий: монетарной, технологической, инвестиционной, внешних факторов, включая и военные. Обратим внимание, что в период А-фазы первой К-волны повышательный тренд цен задают главным образом именно война (по сути, более чем двадцатилетняя - с 1792 по 1815 г.) и политика континентальной блокады. Но далее идет постепенный переход от экзогенных факторов генерирования длительных трендов к эндогенным, связанным с инновациями, крупными инвестициями и сменой технологических укладов[32].

Сказанное объясняет также противоречия повышательной и понижательной фаз периода первой К-волны: идет переход от одного типа причин, задающих колебания цен, к другому, а именно: на смену чисто внешним факторам приходит симбиоз внутренних, связанных с ростом производительности труда, и внешних. Это может объяснить и смысл довольно странного на первый взгляд утверждения, что фаза, связанная с бесконечными наполеоновскими войнами, объявляется повышательной, а следующая за ней фаза, связанная с промышленным переворотом, мощнейшей перестройкой экономики и гигантским ростом производительности труда - понижательной.

Но естественно, что такая смена движущих сил длительных трендов не могла быть ни быстрой, ни полной. В течение понижательной фазы первой К-волны наиболее сильные изменения были только в одном государстве (Англии), что не могло полностью сменить в Европе тенденцию на понижение цен, вызываемую также и очень быстрым ростом производительности труда и соответственно понижением цены мануфактурных изделий. Но уже следующая волна была вызвана не только внешними факторами (войнами и расширением добычи золота), но и изменением системы мировой торговли (переходом к принципам свободной торговли). Это устранило узость внешних рынков, на которую английская промышленность наталкивалась в течение 30 лет, и привело к мощному инвестированию в самые разные страны. Отметим также возникновение более сложной системы промышленности (тяжелой и легкой) и создание новой транспортной и информационно-коммуникационной системы (железных дорог и телеграфа).

С одной стороны, переход к А-фазе новой второй К-волны именно в начале 1850-х гг. в известной мере был случайностью, т.к. он совпал с открытием залежей золота в Калифорнии и Австралии, что дало мощный повышательный импульс. Но, с другой стороны, как отмечал Кондратьев, такое расширение вызывается потребностями расширяющего капитализма, а потому не совсем случайно, и в то же время оно подготавливается предыдущим развитием. Иными словами, подобно тому, как это бывает в период перед фазой оживления в J-циклах, когда подъем в определенный период становится уже почти неизбежным, он раньше или позже происходит. Он может задержаться, быть не столь быстрым на какой-то период, но так или иначе, какой-то стимулирующий фактор обязательно находится. Такие факторы ведь возникают еще на понижательной фазе, только потенции у экономик в этот период слабее и условия хуже, отчего и подъем не становится длительным. Если брать период 1814-1847 гг., то нас бы не удивило, если бы эта фаза закончилась, скажем, в 1842 г. и начался бы длительный подъем. Он и начался, в частности, за счет ожиданий спроса со стороны китайского рынка, так что возникла даже острая нехватка рабочих (см., например: Туган-Барановский 2008[1913]: 122), но голод 1845-1846 гг. его приостановил[33]. А за это время расширились возможности для нового подъема.

Отметим, что подъем имеет достаточно большие резервы, чтобы стать длительным в условиях, когда начинается расширение центра Мир-Системы (подтягивание к центру).

Представляется, что роль колебаний цен в соотношении главных факторов колебаний в К-волнах начинает уступать место роли колебаний темпов экономического роста где-то в начале ХХ в. Это, в частности, внешне проявляется в соревновании Англии и Германии. Окончательно это уже проявляется после первой мировой войны и послевоенного кризиса 1920 г. Не случайно в период, предшествовавший великой депрессии, цены почти не росли (см. подробнее: Гринин, Коротаев 2009: 123-125; Хаберлер 2008: 9-10, 28), что послужило даже причиной ошибок. Такой перелом факторов колебаний совпал (и не случайно): а) с почти предельным расширением Мир-Системы; б) сменой ее лидера; в) ослаблением золотого стандарта; г) с тем, что промышленность, в т.ч. тяжелая, стала играть решающую роль в темпах и направлении экономического роста.

4.1.2. Смена роли государства

Роль государства в течение XIX в. меняется, она перестает быть нейтральной, т.к. с определенного времени государства начинают быть крайне заинтересованы в высоких темпах роста (в отношении развития торговли и промышленности некоторые государства проявляли интерес и довольно давно, например, комиссии в Англии разбирали причины упадка промышленности с 1825 г. (см., например, Туган-Барановский 2008[1913]). До этого в целом государства в лучшем случае заботились о поддержании стабильности валюты и государственных ценных бумаг, частично о строительстве коммуникаций. Нельзя не отметить (что и делалось сторонниками военных причин К-волн) роли государства в развитии военных технологий и военных заказов. С периода великой депрессии экономический рост окончательно становится главной заботой государства.

4.2. Почему возникал длительный ценовой тренд?

Помимо того, что рост или падение цен связаны с внешними факторами и шоками, в т.ч. с войнами[34], инфляционно-дефляционные ритмы эндогенно в целом задаются также стремлением экономики к расширению и вытекающими из этого эффектами. При этом еще раз подчеркнем, что расширение производства получает позитивные или негативные импульсы прежде всего в рамках фаз J-циклов, а уже складывающаяся динамика
А- или В-кластеров
J-циклов создает длительный ценовой тренд К-волн.

Механизм влияния эффектов, связанных со стремлением экономики к расширению, выглядит в общих чертах так. Расширение вызывает рост производительности труда, что создает в условиях твердых металлических денег превышение стоимости произведенных товаров над платежеспособным спросом. Бизнес отвечает на это ростом производительности труда, сокращением издержек и падением цен в условиях конкуренции. Однако такое развитие не может быть бесконечным, оно натыкается на сокращение нормы прибыли и ведет к снижению активности, что выражается в нарастании депрессивных проявлений. Если в итоге предложение сокращается, спрос, а затем и цены могут начать подниматься (так обычно происходит на фазе выхода из депрессии и в период фазы оживления в J-циклах). Ситуация еще более существенно меняется также с созданием новых финансово-торговых технологий, которые увеличивают денежную массу и соответственно повышают спрос.

4.2.1. Внутреннее противоречие индустриальной экономики как причина возникновения и смены длительных ценовых трендов

При золотых (металлических) деньгах рост цен, даже незначительный,
означает сильный стимул для развития. Цены задавали тренды также объемам производства и остальным факторам (цене госбумаг, зарплате). При этом в развитии капиталистической экономики налицо, как вполне понятно, две тенденции: на рост и на стабилизацию производства. Первая повышательная тенденция - к расширенному производству - постоянно натыкается на ограничения (ресурсные, сбытовые, организационные, технологические, политические, налоговые и т.п.). В результате усиливается вторая тенденция - к стабилизации объемов производства.

При этом обе тенденции находятся в сложной нелинейной связи с тенденцией к снижению нормы прибыли (она многократно описана в разных школах, в т.ч. очень хорошо в марксистской)[35], которая, с одной стороны, ведет к снижению деловой активности и соответственно к уменьшению или прекращению роста, а с другой - к развитию и расширению.
В конечном счете падение нормы прибыли ведет к тому, что находятся новые, более выгодные, рациональные (производительные) и т.п. способы расширения; а безудержное расширение ведет к росту ресурсных ограничений и падению нормы прибыли. Понижение нормы прибыли - явление вполне естественное, оно хорошо наблюдается и сегодня, в частности
в развитых странах, особенно в Европе и Японии. Соответственно если капитал недостаточно активен, поскольку ему некуда «пристроиться», то и темпы роста слабы, поэтому капитал уходит в более интересные для него места. Понижение нормы прибыли - это один из важнейших моторов мир-системного расширения: если бы капитал в одном месте мог всегда получать высокие прибыли, распространения технологий и расширения производства в других местах в достаточной степени не происходило бы.

Очевидно, что падение нормы прибыли влечет за собой дефляцию и понижение активности (см., например: Румянцева 2003: 12), но гораздо менее очевидно, что та же тенденция ведет одновременно, но с лагом, не только к инновациям и подъему экономики (см., например: Меньшиков, Клименко 1989), но и к росту цен. В данном случае также важно показать механизмы изменения цен, укладывающиеся в определенные временные параметры (см. ниже).

Все три тенденции тесно и нелинейно связаны с изменением ценовых трендов. Расширение, с одной стороны, ведет к росту спроса на различные факторы производства, что повышает цены. Повышение цен на какой-то период повышает прибыль и активность экономики. Но далее рост издержек производства начинает понижать прибыльность, соответственно силы расширения уменьшаются, спрос падает, падают и цены. Еще более усиливается тенденция к понижению нормы прибыли, которая выражается в т.ч. и в снижении цен, а также в жалобах на перепроизводство и слабую покупательную способность населения, требованиях необходимости расширения внешних рынков сбыта и борьбы за них и т.п.[36] В борьбе за выход из полосы снижения нормы прибыли бизнесмены на какой-то период еще более усиливают тенденцию на понижение цен, если, например, они начинают ценовую конкуренцию, борьбу за снижение издержек (в т.ч. зарплаты), а также если они повышают производительность труда и соответственно предложение товара по более низким ценам[37]. Кроме того, рынок сужается за счет понижения зарплаты.

Если в условиях бурного роста и крупных инвестиций на повышательный ценовой тренд положительно влияет ограниченность ресурсов, на которые возник повышенный спрос, то в условиях стагнации выясняется, что экономика недогружена, т.е. на понижение цены влияет всякое опережение производительности труда по сравнению с ростом покупательной способности общества; следовательно, дефляционная тенденция заложена в самом ее расширении[38].

Иными словами, расширение индустриальной экономики само создает собственное ограничение за счет возрастающего дефляционного давления, которое возникает из-за расширения предложения в условиях ограниченного (металлическими деньгами) покупательского спроса. Но одновременно в этом же кроется источник поиска новых возможностей расширения, ведь если бы норма прибыли не падала, то исчез бы и стимул к инновациям[39].

Итоги. Дефляция вытекает из наличия самой тенденции расширения и роста производительности труда, ведущей в тенденции к снижению нормы прибыли (после исчерпания дивидендов от внедрения инноваций). Единственным (или важнейшим, актуальным) способом расширения продаж становится снижение цен до предельной прибыльности. Мы постоянно сегодня сталкиваемся с этим парадоксом: объем товаров стремительно растет, нередко растет и их качество, а цена на них падает (например, компьютеры). То же самое было и с тканями. Общество богатеет, но норма прибыли падает, и цены не растут, а падают.

Таким образом, тенденция к понижению цен (понижательная фаза) проявляет себя открыто в том случае, когда противоположная тенденция к их повышению слабеет. Или иначе: как только слабеет тенденция к повышению цен (как более трудно реализуемая при металлических деньгах), сразу же вступает в действие (т.е. проявляет себя открыто) тенденция к их понижению.

Что касается тенденции к снижению нормы прибыли, то ее можно рассматривать как тенденцию, ведущую к стабилизации системы.
А вполне очевидно, что в любой системе силы, действующие в направлении стабилизации системы, являются постоянными, и нужна очень большая энергия, чтобы система развивалась.

Факторы, усиливающие дефляцию. Дефляция в целом возникает, когда ценность денег повышается, когда рост объема предложения товаров и услуг обгоняет объем денег, а также когда склонность к накоплению превышает склонность к потреблению.

- В принципе, чем надежнее деньги, тем выше опасность дефляции за счет нежелания расставаться с ними и стремления копить на черный день (тем более в условиях отсутствия социальных гарантий) и т.п. Словом, синдром скупого рыцаря. Но развитый кредит способен дать этим деньгам вторую жизнь и направить их в пользу повышательной инфляционной тенденции.

- наличие большого слоя рантье и прочих потребителей (включая рабочих), которые заинтересованы в понижающихся ценах. Торговцы на первых порах остаются в меньшинстве, а правительство долго не понимает важности роста цен.

- рост спроса на государственные бумаги (чем ниже цены, тем выше спрос на них), если растет их доходность, т.е. идет отток ресурсов в госсектор. Но большой долг также способен разогнать инфляцию, если государство начинает эмиссию ценных бумаг.

- некоторые формы борьбы с падением нормы прибыли (о них ниже) также ведут к уменьшению внутреннего потребления. Например, займы иностранным правительствам в целом ведут к повышению ценности денег и соответственно дефляции.

- можно отметить и теорию обесценивания капитала (активно используемую Кондратьевым и Марксом).

- Понижение цен может быть связано также с расширением сырьевой базы под влиянием длительного спроса со стороны промышленности и городов. Это периодами ведет к мощному расширению предложения сырьевых и/или продовольственных товаров: 1820-1847 гг.; 1873-1895 гг.; 1920-1940 гг. Отметим, что как расширение предложения сельхозтоваров, так и их сокращение - достаточно долгие процессы, а с учетом того, что производители часто не могут с помощью такого сокращения реально уменьшить свои издержки, они не стремятся к сокращению. Неудивительно, что правительство США в годы великой депрессии вынуждено было субсидировать тех, кто сокращал производство.

4.2.2. Основной механизм смены ценовых трендов

Как известно, бурный рост экономики в период подъемов и бумов
J-циклов ведет к повышению цен. Буму всегда соответствовал рост цен (великая депрессия стала первым исключением из этого правила[40], а стагфляция 1970-х гг. показала уже окончательное изменение вектора ценовых трендов в К-волнах). Собственно, причины повышения и понижения цен (чередования повышательных и понижательных фаз
К-волн) лежат в том же объяснении, что и длительность и ритмичность смены этих фаз. Они задаются вектором кластеров
J-циклов.

При А-кластере, обеспечивающем больший экономический рост, цены растут быстрее (что вытекает из особенностей самого J-цикла, на фазе подъема которого цены стремятся вверх); при кластере, ведущем к более депрессивному развитию, цены не растут или падают. Понятно, что в J-циклах идет чередование подъема и падения цен, но в А-кластере в целом побеждает тенденция к росту, а в В-кластере - к падению
(а одновременность проявления обеспечивается внешними контактами и зависимостью экономик от торговли, кредита и пр.)
[41].

4.3. Борьба с тенденцией к понижению нормы
прибыли

При столкновении с понижением нормы прибыли могут избираться следующие стратегии (обычно, конечно, взаимосвязанные):

1. Расширение кредитования собственного и иностранных правительств. Но это способствует понижательной тенденции в большей степени, чем повышательной (т.к. эти займы иностранным правительствам очень часто расходуются непроизводительно или не отдаются)[42].

2. Борьба за рационализацию производства, экономию, повышение производительности труда. Тенденция очень важная в смысле роста производства, но, как выше сказано, она может существенно влиять в целом именно в сторону дефляции.

3. Крупные инновации, способные создать направление прорыва, куда будут направляться кредиты и капиталы, откуда эти инновации будут распространяться и т.п. Собственно, этот механизм описан Й. Шумпетером (Schumpeter 1939) и сторонниками инновационной теории[43]. Еще Кондратьев обратил внимание на следующую «эмпирическую правильность»: «В течение примерно двух десятилетий перед началом повышательной волны большого цикла наблюдается оживление в сфере технических изобретений. Перед началом и в самом начале повышательной волны наблюдается широкое применение этих изобретений в сфере промышленной практики, связанное с реорганизацией производственных отношений» (Кондратьев 2002: 374).

4. В принципе, фактором борьбы с понижением прибыльности выступает и обесценивание капитала в виде массивных инвестиций (машин, оборудования, сооружений), на что указывал еще Кондратьев. Эти идеи ранее высказывались, например К. Марксом и М. И. Туган-Барановским, также в отношении среднесрочных циклов. Понижение стоимости капитала позволяет, во-первых, новым собственникам дешевле приобрести уже готовое оборудование или предприятия, во-вторых, увеличивает привлекательность инвестиций в новые проекты.

Но тут важно сделать следующее замечание. Для мощного подъема
(в т.ч. и для стимуляции возникновения А-фазы К-волн) в принципе совершенно новые технологии желательны, но не обязательны. Есть небезынтересная идея, что инновации являются побочным следствием инвестиций (см.:
Goldstein 1988: 50). Поскольку инвестиции могут быть не только инновационными, технологии для инвестиций всегда есть. Важно, чтобы они находили нужную ресурсную и демографическую (финансовую) базу в соответствующих местах общества и Мир-Системы[44].

5. Крайне важным направлением борьбы за повышение прибыли и в целом за возможности высоких темпов роста является создание новых финансовых технологий, а также эмиссии денег и особенно их заменителей,
различных денежных продуктов (акций, облигаций, векселей, банкнот
и т.п.) и, разумеется, кредитов. Словом, расширение и оживление (изменение потоков, скорости оборота и т.п.) денежно-бумажной и кредитной массы во всех формах. Но важно, чтобы эти технологии и расширенная масса денег способствовали развитию производства или рассасыванию чрезмерных запасов товаров.

6. Вывоз инвестиционного капитала. Имеет двойственную природу: с одной стороны, оживляет принимающие страны, с другой - ослабляет отдающие, в целом способствует росту объемов или сложности Мир-Системы.

4.4. Рост производства и инфляция

Для того, чтобы цены росли, нужно, чтобы масса денег, так или иначе, росла быстрее производства. Т.е. либо нужно вовлечь в оборот свободные деньги (своей или чужих стран), либо увеличить ликвидную массу. Это достигалось:

•1)    расширением внешних рынков сбыта;

•2)    увеличением массы средств, т.е. денег и квазиденег, за счет новых финансовых технологий, способствующих какой-то эмиссии (акций, облигаций, банкнот и т.п.), роста скорости оборота денежных средств; займов (возможности аккумуляции капитала).

Фактически во втором случае расширение происходит едва ли не в большинстве ситуаций, так или иначе, за счет жизни в долг, которая потом окупается ростом производства (но иногда приводит к банкротствам).
В современных условиях развитые государственные и социальные гарантии составляют практически один из важных аспектов жизни общества в долг. Жизнь в долг - основа современной экономики;

3) создание условий для длительных инвестиций;

4) военные или иные внешние факторы могут усиливать инфляционную тенденцию в огромной степени.

4.5. Связь К-волн и войн

Если идея о том, что в какой-то длительный исторический период имели место относительно регулярные чередования более и менее мирных периодов и войн в Европе, правомерна, то такое чередование скорее надо рассматривать как колебания (а не как волны). Тем не менее утверждение о том, что крупные и длительные войны между ведущими державами в Европе в Новое время происходили с интервалом в несколько десятилетий, более или менее подтверждается фактами. Естественно, регулярность, равно как и заметность проявления К-волн в этот период, чаще всего сильно преувеличивается (см. данные: Goldstein 1988)[45]. Поскольку в дальнейшем войны не имели даже такой регулярности, а их инфляционное влияние в ХХ в. оказалось разрушительным (к тому же и роль цен в К-волнах изменилась после первой мировой войны), вряд ли можно считать, что войны были основным фактором, создающим динамику К-волн.

Однако остаются вопросы: могли ли сами К-волны влиять на большую или меньшую частоту войн? Являлось ли инфляционное влияние войн в XIX - начале ХХ в. совпадением с повышательными фазами К-волн или без войн повышательные фазы не состоялись бы?

Мне представляется, что природа разных войн на разных этапах истории Европы и Мир-Системы была существенно различной.

1) наполеоновские войны принадлежали во многом к процессам прежнего времени, т.е. к войнам за передел сфер влияния в Европе (которые вызывались как объективными причинами, так и включением в процесс амбициозных государственных деятелей и полководцев). Объективно они играли роль инструмента: а) формирующего государственные формы нового типа; б) расширяющего Мир-Систему. Велись они за имперские цели, а экономические (торгово-промышленные) цели были подчиненными, но тем не менее влияли на экономику и технологию, особенно за счет военной революции, развития денежного хозяйства и госзаказов[46].

2) Если рассмотреть все войны, которые велись после Наполеона до первой мировой войны, то, во-первых, их нужно разделить на: а) войны, ведущиеся некапиталистическими крупными державами (Россией, Турцией, Египтом); б) капиталистическими или модернизирующимися державами за позиции в Европе и мире; в) гражданские войны, например в Испании, Италии и США; однако г) большинство войн этого периода - это войны, которые можно считать колониальными или полуколониальными, а также антиколониальными (как в Латинской Америке).

3) При этом представляется, что равномерность войн типа а) и особенно г) в целом примерно одинакова для А- и В-фаз К-волн. Объективно такого рода войны играли роль инструмента, расширяющего Мир-Систему и позволяющего передовым державам проникать на рынки периферийных стран, готовить их к модернизации. Надо учитывать, что войны длительное время оставались важнейшим политическим инструментом (иногда единственной формой решения объективных задач). Таким образом, колониальный фон войн был в принципе постоянным и, может быть, даже более сильным именно на В-фазе. Например, колониальный раздел мира произошел как раз на В-фазе второй волны[47].

4) Но более крупные войны чаще возникали на А-фазе. Наиболее интенсивными войнами были войны государств, которые вступили в фазу активной модернизации, в период с 1854 по 1871 г. (с участием Франции, Германии, Италии, Австрии; гражданская война в США), а позже - русско-японская война. Конечно, тут всегда много случайностей (например, личность Наполеона III, склонного к военным авантюрам), но нельзя не отметить, что для Германии и Италии войны конца 1850 - начала 1870-х гг. оказались политическим решением, без которого настоящая модернизация в них сильно затруднялась. То же касается и США. А-фаза К-волн больше способствует процессам модернизации, а модернизация увеличивает активность нации или отдельных ее классов, повышает вероятность различного рода кризисов и эксцессов, среди которых войны занимают существенное место. Да и само появление новых военных технологий, способность перевооружиться, решить военные вопросы за счет именно технологического фактора, несомненно, способствует военной активности. Все это вместе и создавало бóльшую концентрацию и интенсивность военных событий на А-фазах, чем на В-фазах.

Вывод: таким образом, К-волны (через J-циклы) действительно частично способствовали большей концентрации войн на А-фазах.

Инфляционные процессы в результате войн, конечно, оказались случайным (но важным) совпадением с инфляционными процессами самих А-фаз, но такое совпадение сделало проявление инфляционного тренда более заметным и сильным. Войны начала ХХ в. уже имели переходный характер (борьбы за раздел мира: противоречие между старыми инструментами изменения в Мир-Системе и новым ее формирующимся характером за счет экономических связей). Первая и вторая мировые войны в целом должны быть оценены уже как форма глубоких кризисов мир-системного уровня, как неспособность разрешить кризис на уровне Мир-Системы чисто экономическими средствами. Поэтому их последствия для Мир-Системы и К-волн были иными, чем последствия войн XIX - на-
чала ХХ в.

А затем уже войны, особенно после Корейской войны, все более теряют свое значение, которое заменяется влиянием государства (и его военными расходами и разработками).

Вместо заключения. СМЕНА ФАЗ К-ВОЛН В АСПЕКТЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЦЕНТРА И ПЕРИФЕРИИ МИР-СИСТЕМЫ

Центр и периферия. Как нам представляется, смена повышательных и понижательных К-волн значимо коррелирует также с периодами колебаний отношения центра и периферии Мир-Системы, а также с изменением положения самого центра (его ослаблением, появлением конкурирующих центров, его смещением или перемещением). Ниже описаны наши предположения о возможных причинах такой корреляции. Однако требует дополнительного исследования вопрос о том, возникает ли такая корреляция за счет причинно-следственной или за счет нелинейной связей между двумя этими процессами, либо они оба вызываются какими-то иными процессами, либо взаимосвязь носит более сложный характер (последнее кажется пока наиболее правдоподобным). Но если такая корреляция имеет место, то данное наблюдение может быть важным в связи с тем, что в последнее время наблюдаются явные изменения взаимоотношения центра и периферии Мир-Системы, в частности ее периферия развивается быстрее центра.

Каким же образом коррелируют структурные и колебательные изменения в Мир-Системе и изменения фаз длинных волн?

Мы предполагаем, что на понижающейся В-фазе центр в большей мере, чем на понижательной А-фазе, подчиняет, подтягивает, интегрирует периферию, осуществляет активную экспансию (разного типа) на периферию, в т.ч. вкладывает в нее ресурсы и модернизирует ее. Эти усилия и отток ресурсов снижают общий темп развития Мир-Системы.

Напротив, на А-фазе активность центра сосредоточивается в центральной части Мир-Системы, в то же время баланс движения ресурсов между периферией и центром в пользу последнего. Такая ситуация повышает темп роста центра.

Отток ресурсов из центра Мир-Системы на полупериферию и периферию происходит в самом разном виде (военные затраты, экспорт капитала, помощь, эмиграция и т.п.). Разумеется, это прежде всего акции, которые производятся из прямой выгоды: захвата колоний, получения прибыли, закабаления стран, открытия рынков сбыта и т.п. (хотя и филантропия имеет определенное место). Но, как и любые долгосрочные инвестиции, они окупают себя не сразу, а через длительное время (а нередко и не окупают вовсе, поскольку их часто производят политики, а не бизнесмены). Нередко такой отток происходил и происходит в виде займов, многие из которых так никогда и не были отданы.

Приток ресурсов в центр также может осуществляться в самом разном виде: от прямого ограбления колоний до дешевого экспорта оттуда; от потока денег за счет монопольных цен или поставок товаров до людских ресурсов; от процентов по кабальным займам до превращения в сырьевой придаток и т.п. В период повышательной фазы второй К-волны (конец 1840-х - 1870-е гг.) подъему в огромной степени способствовало периферийное калифорнийское и австралийское золото. В новейшее время имел место экспорт капитала из периферии и полупериферии в центр, как это происходило с Китаем, Бразилией, Россией в отношении гособлигаций США; отметим также дешевые китайские экспортные товары и утечку специалистов из Индии.

Рассмотрим прежде всего, как сказанное выглядит в схеме А- и В-фаз К-волн.

Первая волна: конец 1780/начало 1790-х гг. - 1844/1851 гг.

Повышательная А-фаза: конец 1780-х/начало 90-х гг. - 1810/1817 гг. главные захваты колоний прошли, идет борьба за независимость некоторых колоний, основные интересы Европы сосредоточиваются на европейских делах. В этот период отток ресурсов от центра к периферии незначителен, в то же время приток ресурсов из колоний периферии остается
существенным. Самое же важное, что колонии и периферия (США) все активнее поставляют сырье (хлопок) для развития самой передовой промышленности.

Понижательная В-фаза: 1810/1817-1844/1851 гг.: Европа (прежде всего Англия и Франция) очень активно устремляется на периферию, включая Китай, Египет, Турцию, Латинскую Америку. В Латинскую Америку, а также в США идут в огромной мере займы и инвестиции из Англии. Из Англии и Европы идет большой поток переселенцев в США,
Англия осваивает Австралию, активно идет освоение земель в США.
В этот период ресурсы в большей мере уходят из Англии, чем приходят туда. Этим дополнительно объясняется в т.ч. сложность положения рабочих в Англии.

Вторая волна: 1844/1851-1890/1896 гг.

А-фаза: 1844/1851-1870/1875 гг. основные интересы Европы сосредоточиваются на собственных делах, включая Крымскую войну, объединение Германии и Италии. США также связаны внутренней борьбой, идут реформы в России[48]. Создается и система свободной торговли. Поток ресурсов в виде австралийского и калифорнийского золота приходит в Европу; в это же время происходит подтягивание полупериферии европейских стран к положению дополнительных центров промышленности.

В-фаза: 1870/1874-1890/1896 гг. Европа очень активно устремляется на периферию, по сути, происходят раздел мира и основные колониальные захваты последней волны (даже Россия захватывает Среднюю Азию и активно начинает осваивать Сибирь), активнейшее расширение освоения сельскохозяйственных земель в США и активное развитие Австралии. Очень большие вложения капитала на периферии, особенно в железные дороги. Фактически в этот период из Англии и других европейских стран ресурсы очень мощно уходят на периферию, в т.ч. в виде займов в Латинскую Америку.

Третья волна: 1890/1896-1945 гг.

А-фаза: 1895/1900-1914/1928 гг.: Европа активно сосредоточивается на внутренней конкуренции, а затем и прямой борьбе, США также длительное время заняты внутренними делами (не считая войну с Испанией); подготовка к войне и соревнование Германии и Англии вызывают гонку технологий и подъем экономики. Из колоний и периферии идет большой поток ресурсов. В этот период начинается перемещение центра Мир-Системы в США, которые продолжают долгое время быть импортером капитала. Ресурсы также активно идут в Россию, Японию и другие места, где становятся способными освоить технологии и дать прирост.

В-фаза: 1914/1928-1939/1950 гг. активизация периферии и полупериферии, ее борьба в той или иной форме с центром (Индия, Китай, Египет, СССР, Япония и др.), окончательный переход центра из Европы в США. Удержание колоний требует все больших затрат.

ЧетвЕртая волна: 1939/1950-1984/1991 гг.

А-фаза: 1939/1950-1968/1974 гг. Отпадение периферии от прямой политической зависимости центра, сосредоточение центра на своих делах (включая объединение Европы); японское, немецкое, итальянское чудо как результат сосредоточения на внутренних делах и распределения капиталов и технологий в рамках ядра Мир-Системы; консолидация западного мира, образование новых центров развития, включая восточный блок и Японию.

В-фаза: 1968/1974-1984/1991 гг. экономическое наступление периферии на центр прежде всего в виде резкого повышения цен на нефть и сырье. Но в это же время Запад очень активно вкладывается в периферию (особенно в идее госзаймов развивающимся государствам), что ослабляет центр, но дает возможность в следующей фазе начать подъем.

Пятая волна: 1984/1991-2015/20 (?) гг.

А-фаза: 1984/1991-2001/2007 гг. имеет особенности по сравнению с предыдущими А-фазами, т.к. в этот период основной экономический рост генерирует уже не столько центр, сколько периферия, наиболее сильные страны которой фактически становятся полупериферией и даже новыми центрами роста[49]. Многие страны центра, особенно Европы, сосредоточены главным образом на собственных делах, что касается США, то это относится к их экономике, в которой совершается рывок интернет-технологий. В это время идет обмен ресурсами между центром и периферией. С одной стороны, из центра уходят на периферию промышленные производства, но с другой - в центр мощным потоком идет дешевый экспорт промышленных товаров, а страны Запада становятся нетто-импортерами финансов (особенно за счет нефтедолларов). Не следует забывать, что США активно обменивают бумажные доллары на товары. Можно также учесть и приток рабочей силы из периферии. Таким образом, в целом баланс обмена в пользу центра.

В-фаза: 2001/7-2015/2020 (?) гг. Пока наблюдается ослабление центра и активизация новых центров, возможен поиск нового баланса сил и новых коалиций.

Рассмотрим теперь некоторые характеристики и причины процессов.

Возможные причины экспансии. Важно отметить, что ухудшение экономических финансовых и иных показателей в центре естественно связано с кризисно-депрессивными явлениями, характерными для В-фазы
К-волны. Можно предположить, что жюгляровские циклы и депрессии на понижательной фазе в центре Мир-Системы способствуют усилению активности центра в его экспансии на периферию[50]. Такую экспансию можно рассматривать как один из ряда вариантов антикризисных (причем не только экономических, но и социально-политических) мер, способных уменьшить напряжение в центральных обществах. Такие меры далеко не всегда оказываются успешными в плане улучшения экономической конъюнктуры, но всегда имеется искус такого рода ясных и легких решений. Кроме того, существует некоторый эффект подражательной конкуренции, который выражается в том, что вслед за экспансией одного государства усиливается экспансия других государств центра и полупериферии.

Каким образом экспансия дополнительно усиливает замедление экономического развития на понижающейся фазе?

1. В ходе такой экспансии ослабляются силы центра, что понижает конъюнктуру в центре.

2. Кроме того, борьба за влияние на периферию может истощать центральные державы. В любом случае усиление влияния происходит очень затратно (а порой и разрушительно). В прежние эпохи это могло ослаблять дополнительно саму периферию. Но и тогда, когда происходит в целом полезная экспансия на периферию, ее результаты далеко не всегда сказываются сразу, основные результаты могут проявиться намного позднее.

3. Недостаточная притирка расширившейся периферии и центра, несоответствие их экономических уровней, в то время как периферия становится уже частью мир-экономики центра, в меньшей мере способствует более быстрому развитию.

4. Не исключено, что налицо положительная обратная связь: ухудшение дел в центре активизирует его экспансию на периферию, а затраты на экспансию и авантюры дополнительно ухудшает конъюнктуру.

5. В результате активного втягивания периферии в Мир-Систему, превращения хинтерленда в периферию, части периферии - в полупериферию, а полупериферии - в новые центры Мир-Система расширяется, число связей в ней увеличивается, плотность контактов возрастает и т.п., но за счет этого несколько снижается темп развития Мир-Системы в целом.

6. Понижение идет также за счет ослабления старого центра и перехода центра в новое место. Это ослабляет структурное единство Мир-Системы и дополнительно усиливает тенденцию на снижение темпов развития Мир-системы. Этот процесс мы, скорее всего, будем наблюдать в ближайшее время.

Снижение темпов развития нередко происходит за счет того, что слабее начинает развиваться центр (или центры). Так было, в частности, в период понижательной фазы второй К-волны (1870-1890-е гг.) в Англии, в понижательной фазе третьей К-волны (1914/28-1939/50 гг.) в Европе,
в понижательной фазе четвертой К-волны (конец 1960 - начало 1980-х гг.) в США, Японии и Европе; не исключено, что в относительно близкий период можно ожидать снижения темпов развития наиболее динамично развивающихся стран, таких как Китай, которые уже многими рассмат-риваются как новые экономические центры Мир-Системы.

На повышающейся фазе баланс движения ресурсов оказывается уже в пользу центра.

1. В повышательной же фазе центр в большей степени сосредото-чивается на собственных делах (либо на борьбе в рамках центра), меньше перемещает ресурсов на периферию.

2. Усилению борьбы за ту или иную гегемонию в центре способствуют накопление ресурсов, необходимость перестроить отношения в центре, появление новых технологий, в т.ч. военных.

3. При этом сама борьба и войны способствуют разгону инфляции и ускорению экономики (т.е. имеется обратная положительная связь).

4. Важной причиной баланса движения ресурсов в пользу центра выступает то, что начинают давать отдачу предыдущие вложения: в частности начинают работать долгосрочные вложения в инфраструктуру, отлаживаются торгово-финансовые связи, заселяются территории (та же Австралия в период предшествующих 1850 г. десятилетий) и т.п.

5. С другой стороны, в отношения обмена втягиваются новые регионы периферии, которые, чтобы включиться в процесс модернизации, часто вынуждены совершать экспорт по ценам относительно более низким, чем инновационные товары центра (т.е. происходит объективно неэкви-валентный обмен).

Библиография

Акаев А. А., Садовничий В. А. 2009. О новой методологии долгосрочного цик­лического прогнозирования динамики развития мировой и российской эконо­мики. Системный анализ и математическое моделирование мировой дина­мики / Ред. В. А. Садовничий, А. А. Акаев, Г. Г. Малинецкий, А. В. Коротаев. М.: УРСС.

Бобровников А. В. 2004. Макроциклы в экономике стран Латинской Америки. М.: Институт Латинской Америки РАН.

Варга Е. С. 1937. (ред.) Мировые экономические кризисы 1848-1935 гг. Т. 1. М.: ОГИЗ.

Гильфердинг Р. 1922. Финансовый капитал: новейшая фаза в развитии капитализма. М.: Госиздат.

Глазьев С. Ю. 1993. Теория долгосрочного технико-экономического развития. М.: ВлаДар.

Геллнер Э. 1991. Нации и национализм / пер. с англ. М.: Прогресс.

Гринин Л. Е. 2009. Психология экономических кризисов. Историческая психология и социология истории 1: 75-99.

Гринин Л. Е. 2010. Мальтузианско-марксова «ловушка» и русские революции.
О причинах русской революции / Ред. Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев, С. Ю. Малков, с. 198-224. М.: Издательство ЛКИ.

Гринин Л. Е., Коротаев А. В. 2009. Глобальный кризис в ретроспективе. Краткая история подъемов и кризисов: от Ликурга до Алана Гринспена. М.: Издательство ЛКИ.

Гринин Л. Е., Коротаев А. В., Малков С. Ю. 2010. История, Математика и некоторые итоги дискуссии о причинах Русской революции. О причинах русской революции / Ред. Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев, С. Ю. Малков, с. 368-427. М.: Издательство ЛКИ.

Гринин Л. Е., Малков С. Ю., Коротаев А. В. 2010. Математическая модель среднесрочного экономического цикла и современный глобальный кризис. История и Математика: Эволюционная историческая макродинамика / Ред. С. Ю. Малков, Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев, с. 233-284. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ».

Иванова Н. И. 2003. Инновационная сфера. Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет / Ред. И. С. Королев, с. 207-231. М.: Экономистъ.

Кассель Г. 1925. Теория конъюнктур. М.: Тип. ЦУП ВСНХ.

Кейнс Дж. М. 1978 [1936]. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Прогресс.

Кондратьев Н. Д. 1922. Мировое хозяйство и его конъюнктура во время и после войны. Вологда: Областное отделение Государственного издательства.

Кондратьев Н. Д. 1925. Большие циклы конъюнктуры. Вопросы конъюнктуры 1/1: 28-79.

Кондратьев Н. Д. 2002. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. М.: Экономика.

Лескюр Ж. 1908. Общие и периодические промышленные кризисы. СПб.: Общественная польза.

Маевский В. И. 1997. Введение в эволюционную макроэкономику. М.: Япония сегодня.

Маркс К. 1961. Капитал. Т. 2 [1893], 3 [1894]. Сочинения. 2-е изд. / К. Маркс, Ф. Энгельс. т. 24-25. М.: Политиздат.

Мендельсон Л. А. 1959-1964. Теория и история экономических кризисов и циклов. Т. 1-3. М.: издательство социально-экономической литературы.

Меньшиков С. М., Клименко Л. А. 1989. Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу. М.: Международные отношения.

Мизес Л. фон. 2005. Человеческая деятельность: трактат по экономической теории. Челябинск: Социум.

Митчелл У. 1930. Экономические циклы: Проблема и ее постановка. М.: Госиздат.

Мэнкью Н. Г. 1994. Макроэкономика. М.: МГУ.

Пантин В. И., Лапкин В. В. 2006. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. Дубна: Феникс+.

Полетаев А. В., Савельева И. М. 1993. Циклы Кондратьева и развитие капитализма (опыт междисциплинарного исследования). М.: Наука.

Румянцева С. Ю. 2003. Длинные волны в экономике: многофакторный анализ. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета.

Сакс Дж. Д., Ларрен Ф. Б. 1996. Макроэкономика. Глобальный подход. М.: Дело.

Самуэльсон П. Э. 1994. Экономика: в 2 т. М.: НПО «Алгон», ВНИИСИ «Машиностроение».

Самуэльсон П. Э., Нордхаус В. Д. 2009.  Макроэкономика. 18-е изд. М.: Вильямс.

Трахтенберг И. А. 1963. Денежные кризисы (1821-1938). М.: издательство АН СССР.

Туган-Барановский М. И. 2008 [1913]. Периодические промышленные кризисы. М.: Директмедиа Паблишинг.

Фридман М. 2002. Основы монетаризма. М.: ТЕИС.

Хаберлер Г. 2008. Процветание и депрессия. Теоретический анализ циклических колебаний. Челябинск: Социум.

Хикс Дж. Р. 1993. Стоимость и капитал. М.: Прогресс.

Шумпетер Й. 1982. Теория экономического развития. М.: Прогресс.

Яковец Ю. В. 2001. Наследие Н. Д. Кондратьева: взгляд из XXI века. М.: МФК.

Abel A. B., Bernanke B. S. 2008. Macroeconomics. 6th ed. New York, NY: Addison Wesley.

Abramovitz M. 1961. The Nature and Significance of Kuznets Cycles. Economic Development and Cultural Change 9(3): 225-248.

Åkerman J. 1932. Economic Progress and Economic Crises. London: Macmillan.

Ayres R. U. 2006. Did the Fifth K-Wave Begin in 1990-92? Has it been Aborted by Globalization? In De­vezas 2006: 57-71.

Berend I. T. 2002. Economic Fluctuation Revisited. European Review 10/3: 305-316.

Bernstein E. M. 1940. War and the Pattern of Business Cycles. American Economic Review 30: 524-535.

Berry B. J. L. 1991. Long Wave Rhythms in Economic Development and Political Be­havior. Baltimore, MD: Johns Hopkins University Press.

Bieshaar H., Kleinknecht A. 1984. Kondratieff Long Waves in Aggregate Output? An Econometric Test. Konjunkturpolitik 30(5): 279-303.

Burns A. F., Mitchell W. C. 1946. Measuring Business Cycles. New York: National Bureau of Economic Research.

Chase-Dunn C., Grimes P. 1995. World-Systems Analysis. Annual Review of Sociol­ogy 21: 387-417.

Chase-Dunn C., Podobnik B. 1995. The Next World War: World-System Cycles and Trends. Journal of World-Systems Research 1/6: 1-47.

Cleary M. N., Hobbs G. D. 1983. The Fifty Year Cycle: A Look at the Empirical Evi­dence. Long Waves in the World Economy / Ed. by Chr. Freeman, р. 164-182. London: Butter­worth.

Crafts N. F. R. 1987. British Economic Growth, 1700-1850; Some Difficulties of Interpretation. Exploration in Economic History 24(3): 245-268.

Dator J. 2006. Alternative Futures for K-Waves. In Devezas 2006: 311-317.

Delbeke J. 1987. Long-Term Trends in Belgian Money Supply, 1877-1984. The Long-Wave Debate / Ed. by T. Vasko, р. 313-325. Berlin: Springer-Verlag.

Devezas T. C. 2006. (Ed.) Kondratieff Waves, Warfare and World Security. Amsterdam: IOS Press.

Dickson D. 1983. Technology and Cycles of Boom and Bust. Science 219/4587: 933-936.

Duijn J. J. van. 1979. The Long Wave in Economic Life. De Economist 125/4: 544-576.

Duijn J. J. van. 1981. Fluctuations in Innovations over Time. Futures 13/4: 264-275.

Duijn J. J. van. 1983. The Long Wave in Economic Life. Boston, MA: Allen and Un­win.

Ewijk C. van. 1982. A Spectral Analysis of the Kondratieff Cycle. Kyklos 35/3:
468-499.

Forrester J. W. 1978. Innovation and the Economic Long Wave. Cambridge, MA: MIT (MIT System Dynamics Group working paper).

Forrester J. W. 1981. The Kondratieff Cycle and Changing Economic Conditions. Cambridge, MA: MIT (MIT System Dynamics Group working paper).

Forrester J. W. 1985. Economic Conditions Ahead: Understanding the Kondratieff Wave. Futurist 19/3: 16-20.

Freeman C. 1987. Technical Innovation, Diffusion, and Long Cycles of Economic De­velop­ment. The Long-Wave Debate / Ed. by T. Vasko, р. 295-309. Berlin: Springer.

Freeman C., Louçã F. 2001. As Time Goes By: From the Industrial Revolutions to the Information Revolution. Oxford: Oxford University Press.

Gellner E. 1983. Nation and Nationalism. Oxford: Blackwell.

Glismann H. H., Rodemer H., Wolter F. 1983. Long Waves in Economic Develop­ment: Causes and Empirical Evidence. Long Waves in the World Economy / Ed. by C. Freeman, р. 135-163. London: Butterworth.

Goldstein J. 1988. Long Cycles: Prosperity and War in the Modern Age. New Haven, CT: Yale University Press.

Gordon D. M. 1978. Up and Down the Long Roller Coaster. U.S. Capitalism in Crisis / Ed. by B. Steinberg, р. 22-34. New York, NY: Economics Education Project of the Union for Radical Political Economics.

Grinin L., Korotayev A., Malkov S. 2010. A Mathematical Model of Juglar Cycles and the Current Global Crisis. History & Mathematics: Processes and Models /
ed. by L. Grinin, A. Korotayev, A. Tausch. Volgograd: Uchitel (in print).

Haberler G. 1964 [1937]. Prosperity and Depression: A Theoretical Analysis of Cуclical Movements. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Hayek F. A. von. 1931. Prices and Production. London: Routledge.

Hayek F. A. von. 1933. Monetary Theory and the Trade Cycle. London: Jonathan Cape.

Hirooka M. 2006. Innovation Dynamism and Economic Growth. A Nonlinear Perspec­tive. Chelten­ham, UK - Northampton, MA: Edward Elgar.

Hopkins T. K., Wallerstein I. et al. 1979. Cyclical Rhythms and Secular Trends of the Capitalist World-Economy: Some Premises, Hypotheses and Questions. Review 2/4: 483-500.

Hopkins T. K., Wallerstein I. et al. 1986. Global Patterns of Labor Movement in Historical Perspective. Review 10/1: 137-155.

Jourdon Ph. 2008. La monnaie unique europeenne et son lien au developpement economique et social coordonne: une analyse cliometrique. Thèse. Montpellier: Universite Montpellier I.

Juglar C. 1862. Des Crises Commerciales et de leur retour périodique en France, en Angleterre et aux États-Unis. Paris: Guillaumin.

Juglar С. 1889. Des Crises Commerciales et de leur retour périodique en France, en Angleterre et aux États-Unis. 2nd ed. Paris: Alcan.

Kondratieff N. D. 1926. Die langen Wellen der Konjunktur. Archiv für Sozialwissen­schaft und Sozialpolitik 56/3: 573-609.

Kondratieff N. D. 1935. The Long Waves in Economic Life. The Review of Economic Statistics 17/6: 105-115.

Kleinknecht A. 1981. Innovation, Accumulation, and Crisis: Waves in Economic De­velopment? Review 4/4: 683-711.

Kleinknecht A. 1987. Innovation Patterns in Crisis and Prosperity: Schumpeter's Long Cycle Reconsidered. London: Macmillan.

Kleinknecht A., van der Panne G. 2006. Who Was Right? Kuznets in 1930 or Schumpeter in 1939? In Devezas 2006: 118-127.

Kuczynski Th. 1980. Have There Been Differences Between the Growth Rates in Different Periods of the Development of the Capitalist World Economy Since 1850? An Application of Cluster Analysis in Time Series Analysis. Historical Social Research / Ed. by J. M. Clubb, E. K. Scheuch, р. 300-316. Stuttgart: Klett-Cotta.

Kuznets S. S. 1966. Modern Economic Growth. Rate, Structure and Spread. New Haven, CT: Yale University Press.

Kwasnicki W. 2008. Kitchin, Juglar and Kuznetz Business Cycles Revisited. Wroclaw: Institute of Economic Sciences.

Linstone H. A. 2006. The Information and Molecular Ages: Will K-Waves Persist? In Devezas 2006: 260-269.

Lynch Z. 2004. Neurotechnology and Society 2010-2060. Annals of the New York Academy of Sciences 1031: 229-233.

Mandel E. 1975. Late Capitalism. London: New Left Books.

Mandel E. 1980. Long Waves of Capitalist Development. Cambridge, UK: Cambridge University Press.

Mensch G. 1979. Stalemate in Technology - Innovations Overcome the Depression. New York, NY: Ballinger.

Minsky H. P. 1983. The Financial Instability Hypothesis: An Interpretation of Keynes and an Alternative to «Standard» Theory. John Maynard Keynes. Critical Assessments / Ed. by J. C. Wood, р. 282-292. London: Business & Economics.

Minsky H. P. 1985. The Financial Instability Hypothesis: A Restatement. Post-Keynesian Economic Theory: A Challenge to Neo Classical Economics / Ed. by P. Arestis, T. Skouras, р. 24-55. Brighton: M. E. Sharpe.

Minsky H. P. 1986. Stabilizing an Unstable Economy. New Haven, CT: Yale University Press.

Minsky H. P. 2005. Induced Investment and Business Cycles. Cheltenham, UK - Northampton, MA: Edward Elgar.

Mises L. von. 1981 [1912]. The Theory of Money and Credit. Indianapolis, IN: Liberty Fund.

Modelski G. 1987. Long Cycles in World Politics. Seattle: University of Washington Press.

Modelski G. 2001. What Causes K-waves? Technological Forecasting and Social Change 68: 75-80.

Modelski G. 2006. Global Political Evolution, Long Cycles, and K-Waves. In Devezas 2006: 293-302.

Modelski G., Thompson W. R. 1996. Leading Sectors and World Politics: The Coevolution of Global Politics and Economics. Columbia, SC: University of South Carolina Press.

Papenhausen Ch. 2008. Causal Mechanisms of Long Waves. Futures 40: 788-794.

Pigou A. C. 1929. Industrial Fluctuations. 2nd ed. London: Macmillan.

Rasler K. A., Thompson W. R. 1994. The Great Powers and Global Struggle, 1490-1990. Lexington, KY: University Press of Kentucky.

Rennstich J. K. 2002. The New Economy, the Leadership Long Cycle and the Nineteenth K-Wave. Review of International Political Economy 9/1: 150-182.

Rostow W. W. 1975. Kondratieff, Schumpeter and Kuznets: Trend Periods Revisited. Journal of Economic History 25/4: 719-753.

Rostow W. W. 1978. The World Economy: History and Prospect. Austin, TX: Univer­sity of Texas Press.

Schumpeter J. A. 1939. Business Cycles. New York, NY: McGraw-Hill.

Schumpeter J. A. 1954. History of Economic Analysis. London: George Allen &
Unwin.

Senge P. M. 1982. The Economic Long Wave: A Survey of Evidence. Cambridge, MA: MIT (MIT System Dynamics Group working paper).

Silberling N. J. 1943. The Dynamics of Business: An Analysis of Trends, Cycles, and Time Relationships in American Economic Activity since 1700 and Their Bearing upon Governmental and Business Policy. New York, NY: McGraw-Hill.

Silver B. J. 1992. Class Struggle and Kondratiev Waves. New Findings in Long-Wave Research / Ed. by A. Kleinknecht, E. Mandel and I. Wallerstein, p. 279-295. London - New York: Macmillan & St Martins Press.

Tausch A. 2006. Global Terrorism and World Political Cycles. History & Mathemat­ics: Analyzing and Modeling Global Development / Ed. by L. Grinin, V. C. de Munck, A. Korotayev, р. 99-126. Moscow: KomKniga/URSS.

Tylecote A. 1992. The Long Wave in the World Economy. London: Routledge.

Thompson W. R. 1988. On Global War: Historical-Structural Approaches to World Politics. Columbia, SC: University of South Carolina Press.

Thompson W. R. 1990. Long Waves, Technological Innovation, and Relative Decline. International Organization 44/2: 201-33.

Thompson W. R. 2000. The Emergence of a Global Political Economy. London, New York: Routledge.

Thompson W. R. 2007. The Kondratieff Wave as Global Social Process. World System History, Encyclopedia of Life Support Systems, UNESCO / Ed. by G. Modelski, R. A. Denemark. Oxford: EOLSS Publishers. URL: http://www.eolss.net.

Tugan-Baranovsky M. I. 1954. Periodic Industrial Crises. Annals of the Ukrainian Academy of Arts and Sciences in the United States 3/3: 745-802.

Wallerstein I. 1984. Economic Cycles and Socialist Policies. Futures 16/6: 579-585.

Williamson J. G. 1987. Debating the British Industrial Revolution. Explorations in Economic History 24/3: 269-292.

Wright Q. 1965 [1942]. A study of War. Chicago, IL: Chicago University Press.

Zwan A. van der. 1980. On the Assessment of the Kondratieff Cycle and Related Issues Prospects of Economic Growth / Ed. by S. K. Kuipers, G. J. Lanjouw, р. 183-222.  Amsterdam; New York: North-Holland Pub. Co.


Приложение

Сводная хронологическая таблица периодических экономических кризисов

Экономические кризисы первой половины XIX в.

(Понижательная В-фаза первой К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

1825 г.

Англия

Первый общий экономический циклический кризис

Связан с займами и инвестициями Англии в Латинскую Америку

Острый, но не особенно длительный

1836-
1837 гг.

Англия
и США

Впервые был связан со спекуляциями в железнодорожном строительстве

Связан с займами бизнеса США в Англии и земельными спекуляциями в США

Не столь острый,
в целом более продолжительный

1847 г.

Англия, США,
Франция, Германия

Тесно связан
с тяжелыми неурожаями
в Европе в 1845-
1846 гг.

Сфера действия - почти вся Европа и частично Америка, в сферу действия впервые попадает Китай

Сопровождался большими страданиями населения
и рабочих


Экономические кризисы третьей четверти XIX в.
(повышательная А-фаза второй К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

1857 г.

Англия, США, Германия, Франция

Первый по-настоящему мировой экономический кризис

Связан с окончанием Крымской войны

Острый, но не особенно длительный

1866 г.

Англия, Франция

Был прежде всего английским кризисом

Связан с окончанием гражданской войны
в США и изменением ситуации с поставками хлопка

Принял характер затяжной рецессии и депрессии

1873 г.

Англия, США, Франция, Германия, Австрия и ряд др.

стран

Очень обширный, подлинно мировой кризис,
завершивший
повышательную
фазу второй К-волны

Сфера действия - почти вся Европа и Америка, а также Россия и некоторые страны Азии. В Германии связан
с
окончанием Франко-прусской войны. Кризис завершил повышательную фазу второй К- волны

Очень тяжелый по последствиям и разорениям, перешел в Англии
и США в затяжную депрессию


Экономические кризисы последней четверти XIX в.

(В-фаза второй К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

1882 г.

Франция, США, Англия

Не связан с какими-то внешними событиями,
но шел уже в условиях поворота от свободной торговли к протекционизму и на фоне затяжного аграрного кризиса и дефляции.
Был подготовлен чрезмерными инвестициями
в строительство железных дорог
и тяжелую индустрию

Усилился экспорт капитала в США и некоторые другие страны в связи с ж/д строительством. Связан
с широчайшим распространением акционерных обществ
и новых форм финансовой деятельности
(биржи и пр.)

Во Франции
и США острый
в финансовом плане, экономически достаточно тяжелый, принял характер затяжной рецессии
и депрессии

1890-

1893 гг.

Англия, США, Франция, Германия, Австро-Венгрия,
Аргентина, Австралия
и ряд др. стран

Не связан с какими-то внешними политическими событиями (кроме краха аргентинской экономики), шел на фоне затяжного аграрного кризиса и дефляции и знаменовал их окончание

Сфера действия - почти весь мир. Связан
с очень активным вывозом капитала практически во все регионы мира (особенно Латинскую Америку), а также
в Россию. Усиление конкуренции Англии и Германии за внешние рынки

Острый в финансовом отношении, но в промышленном был не слишком сильным,
депрессия по длительности была средней, сменился мощным промышленным подъемом


Экономические кризисы первой четверти XX в.
(А-фаза третьей К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

1900-1903 гг.

Франция, США, Англия, Россия

Связан с рядом войн конца XIX в., но особенно с англо-бурской войной и вызванными ею трудностями на финансовом и других рынках

Укрепление второго центра экономики Мир-Системы в США. Интенсивное железнодорожное строительство в незападном мире

Сильный, в Европе и России перерос в длительную депрессию

1907 г.

Англия, США, Франция, Германия, Австро-Венгрия, Япония и
ряд др. стран

Связан с завершившейся Русско-японской войной и революцией в России, а также ряде др. стран

Очень интенсивное строительство дорог
в США и неевропейском мире, острое экономическое соперничество Германии и Англии; рост активности на периферии Мир-Системы («пробуждение Азии»)

Острый, особенно в финансовом отношении, но не слишком продолжительный

1920 г.

США, Англия, Япония

Связан с окончанием Первой мировой войны

Связан с изменением всей геополитической обстановки в мире; окончательный переход экономического центра
в США и ослабление Европы

Достаточно сильный, но непродолжительный


Экономические кризисы второй четверти XX в.

(В-фаза третьей К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

1929-
1933 гг.

Большинство стран мира,
но особенно
тяжело США, Германия,
Австрия;
в меньшей
степени Англия и Франция, Япония

Не связан прямо с политическими событиями, но во многом вызван послевоенными кризисами и переустройством мира (эти геополитические изменения особенно сказались в Германии и Центральной Европе); в США был вызван повышением их роли в мировой экономике и не соответствующим такой роли уровнем экономического регулирования

Происходит ухудшение экономических связей в Мир-Системе, обнаруживается
необходимость в реформировании системы международных расчетов в связи с крахом послевоенного золотодевизного стандарта

Исключительно, небывало
сильный
и длительный

1937-
1938 гг.

Целый ряд стран, в большей мере США, в меньшей - Франция, Англия
и др.

Связан с предыдущим кризисом, является, по сути, его продолжением. Привел к ликвидации некоторых диспропорций в экономике и проведению
ряда реформ

Окончательный распад или упадок прежних экономических мир-системных связей, разделение мира на враждующие группировки, подготовка
к войне

Средний по силе и длительности


Экономические кризисы третьей четверти XX в.

(А-фаза четвертой К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

1948-1949 гг.

США, большинство стран Европы и Япония, особенно сильный валютный кризис в Англии

Связан с окончанием Второй мировой войны и послевоенным устройством, сложностями налаживания валютных систем

Создание новых систем мировых валютных расчетов и торговых связей; активная помощь США Европе; окончательный переход в США центра Мир-Системы; раскол Мир-Системы на рыночную и нерыночную части

Неглубокий
и недлительный, для Европы
в основном был связан с девальвацией валют

1953-1954 гг.

США, ряд европейских стран
(в 1952 г.), Япония,
Канада

Связан с войной в Корее, подъем стимулировался военными заказами, спад - их прекращением.

Таким образом, все западные страны и Япония оказываются тесно связанными с американской конъюнктурой

Более сильный (чем предыдущий) для Европы, но в целом не очень глубокий
и не особенно продолжительный, но самый длительный
(13 месяцев) из послевоенных
для США

1957-1958 гг.

США, Англия, Япония

Вызван быстрым экономическим ростом во всех странах, но частично связан с Суэцким кризисом 1956 г. для европейских стран

Связан с изменением всей геополитической обстановки в мире; окончательный переход экономического центра в США и ослабление Европы

Наиболее сильный из послевоенных в США, но в Европе не было  спада темпов экономического роста до отрицательных значений, а в Японии спад был незначительным

1960-1961 гг.

В основном США, в небольшой степени Англия, Канада и Япония

Вызван внешнеторговыми трудностями в США
и особенностями экономической политики

Канада и Япония следуют пока в фарватере американского экономического цикла

Несильный
и недлительный

1966-1967 гг.

Ряд европейских стран, особенно Германия, частично Япония

В Европе связан с перегревом экономики, инфляцией и исчерпанием ресурсов, особенно трудовых

В Европе уже действуют ЕЭС и ЕАСТ, которые оказывают важнейшее влияние на ее экономику

Несильный, но впервые показал исчерпанность ресурсов роста
и приближения конца «экономического чуда»
в ФРГ, Италии
и Японии


Экономические кризисы периода 1973-1982 гг.

(В-фаза четвертой К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

1974-1975 гг.

США, Канада, большинство стран Европы и Япония

Связан с резким повышением цен на нефть
в 1973 г., что
в свою очередь имело определенную связь с арабо-израильской войной 1973 г.

Был связан с девальвацией доллара, привел к окончательному отказу от Бреттон-Вудской валютной системы и попытками заменить ее Ямайской

Самый глубокий из послевоенных (вплоть до кризиса 2006-2010 гг.) и затяжной

1979-1982 гг.

США, ряд
европейских стран
(в 1952 г.), Япония,
Канада

Связан с новым повышением цен на нефть, которое было подстегнуто революцией в Иране и ирано-иракской войной

Связан с повышением роли нефтедобывающих стран в формировании мировых денежных потоков

Менее сильный, чем предыдущий, но очень затяжной, сопровождавшийся большой безработицей


Экономические кризисы конца ХХ - начала XXI в.
(1990-2002 гг., А-фаза пятой К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

1990-1993 гг.

США, большинство стран Европы и Япония

Имелась некоторая связь
(в США) с захватом Кувейта Ираком и международной кампанией против Ирака. В Европе кризис принял особенно острые формы
в валютной сфере

Происходили глубокие изменения в геополитическом раскладе сил в мире в связи с кризисом социалистического блока; усиление нестабильности в районе Ближнего Востока; формирование однополярного мира

Неглубокий и недлительный, для Европы и Азии
в основном был связан с девальвацией валют

1994-1995 гг.

Мексика, Аргентина

Особой связи с международными событиями не было; считается первым кризисом нового типа, связанным с возросшей ролью мирового спекулятивного капитала и новой стратегией развития развивающихся стран

Особая роль Мексики для США как партнера по Северо-Американскому союзу НАФТА. Повышение роли МВФ (и стоящих за ними США) в снятии остроты кризисов и увеличении объемов привлеченных для этого средств

Не очень глубокий

1997 г.

Азиатский кризис (Таиланд, Малайзия, Индонезия, Филиппины, Южная Корея), частично Япония

Не имел особой связи с политическими событиями, кризис был вызван главным образом нестабильностью мировых финансовых рынков
и резко возросшими объемами движения мирового капитала, что обострило все проблемы азиатских стран. Кризис выразился в первую очередь в валютно-кредитной сфере

Показал возросшую взаимозависимость мировых финансовых рынков и их нестабильность; возможность цепной реакции кризисов в зависимости от ожиданий крупных игроков; с одной стороны, повысил роль МВФ и США
в возможности помощи в период кризисов, но, с другой стороны, показал необходимость реформы мировой финансово-валютной системы и усилил критику МВФ

Несильный и недлительный

1998 г.

Россия, некоторые страны Восточной Европы

Вызван внешнеторговыми трудностями в США и особенностями экономической политики

Показал зависимость решений МВФ от
политических предпочтений; дефолт в России оказал существенное влияние на все финансовые рынки мира, способствовал кризису в Бразилии

Несильный
и недлительный

1999 г.

Бразилия

Кризис показал недостатки новой экономической стратегии; был вызван завышенным курсом национальной валюты и упором только на привлечение иностранного
капитала

Показал взаимосвязь всех финансовых рынков мира и зависимость неустойчивых стран от позиции США. В отношении Бразилии помощь оказалась действенной

Несильный

2001-
2002 гг.

Кризис интернет-компаний в США и ряде других стран

Был связан с очень быстрым ростом новых ИКТ, привлечением капиталов на рынки США из-за рубежа, оказался результатом длительного подъема в США и спекулятивного фондового «пузыря» новых интернет-компаний, акции которых росли исключительно быстро

Можно рассматривать как завершение длительного мирового финансово-экономического кризиса. Оказался усиленным террористическими актами 11 сентября 2001 г. и сменой администрации в США

Очень сильный биржевой обвал
и резкое падение курсов; сказался на всех финансовых рынках мира; экономический кризис не очень значительный, однако последствия кризиса были уменьшены войной в Ираке и мягкой политикой ФРС, очень сильно понизившей учетные ставки

Конец 2001-2002 гг.

Аргентина

Явился результатом неправильно выбранной экономической стратегии привязки национальной валюты к доллару, слабости аргентинской экономики и общества

Был усилен кризисом в США
и их озабоченностью последствиями терактов 11 сентября 2001 г.; показал в очередной раз, что последствия кризисов очень сильно зависят от позиции МВФ и стоящих за ними США; в отношении Аргентины отказ МВФ помочь резко дестабилизировал ситуацию, вызвал дефолт. Показал ограниченность возможности МВФ давать рекомендации для выбора экономической стратегии

Очень тяжелый, шел уже на фоне социально-экономического кризиса, вызвал политическую нестабильность в стране; однако девальвация валюты способствовала к концу 2002 г. постепенному выходу страны из кризиса


Экономические кризисы начала XXI в.
(2006 гг.- ?, В-фаза пятой К-волны)

ПЕРИОД

Основные
государства, затронутые кризисом

Особенности/ связь с событиями

Ведущие мир-системные связи

Сила и продолжительность

2006-2010(?) гг.

Большинство стран мира, но особенно сильно - страны центра Мир-Системы (США, Западная Европа)
и европейской полупериферии (страны Балтии, Россия, Украина, Греция и др.).

Страны Южной и Восточной Азии оказались затронутыми в не столь существенной сте-пени

Начался как ипотечный кризис в США, постепенно перерос в глобальный финансовый осенью 2008 г. и сразу же трансформировался в мировой экономический кризис. В настоящее время
в странах мир-системного ядра наступила стадия депрессии и ощущается начало оживления.

Мир-системные связи проявили себя в исключительно значимой степени, синхронность финансового кризиса из-за усилившейся турбулентности мировых финансовых потоков и колоссального развития деривативов и иных финансовых инструментов. Сказались также последствия нефтяного и иных «пузырей». Сильно пострадали экспортеры (Япония, Германия, Россия,
существенно упал экспорт

и в Китае)

Общепризнано, что это был самый сильный кризис со времен Великой депрессии. Его последствия были бы существенно больше, если бы не массированные финансовые вливания. В то же время в относительной слаженности действий правительств видны новые параметры мир-системных связей. Предполагается, что в 2011 г. кризис будет преодолен. Однако не исключено, что в течение ближайших 3-
5 лет начнется новый кризис


Аннотация

В статье представлена вербальная модель кондратьевских волн (К-волны), основанная на тесной связи между среднесрочными циклами (7-11 лет), циклами Жюгляра (J-циклы) и К-волнами. Такая связь мало исследована в литературе, но именно она позволяет увидеть как механизм чередования их повышательных (далее
А-фаза) и понижательных (далее
B-фаза) фаз, так и относительную стабильность длительности К-волн (40-60 лет; каждая фаза - 20-30 лет). Длительность и сравнительная регулярность смены фаз К-волн определяется характером близлежащих  цепочек, или кластеров, J-циклов. Цепочка-кластер трех повышательных J-циклов, характеризующихся сильными подъемами и менее значимыми депрессиями, названа А-кластером. Цепочка-кластер трех понижательных J-циклов, характеризующихся слабыми подъемами и затяжными депрессиями, - В-кластером.

Во время повышательной фазы К-волны быстрое расширение экономики неизбежно приводит общество к необходимости изменения. Но возможности изменения общества отстают от требований экономики, поэтому развитие переходит в понижательную В-фазу, в течение которой кризисно-депрессивные явления и     трудности заставляют перестраивать экономические и иные отношения.

Модель, предложенная в статье, показывает, что между повышательной и понижательной тенденциями К-волн имеется отрицательная обратная связь, которая усиливается с каждым новым среднесрочным J-циклом (в результате чего тенденция меняется на противоположную), поскольку характер и итоги каждого J-цикла являются сигналом для той или иной стратегии активных участников процесса (в частности, к расширению или сокращению инвестиций и т.п.). Модель также показывает, что для понимания природы кондратьевских волн необходимо рассматривать их действие прежде всего не на уровне отдельной страны, а на мир-системном уровне. Мир-системный масштаб позволяет усиливать на длительное время положительные обратные связи и задерживать проявление отрицательных обратных связей. Положительные обратные связи во время А-фаз возникают за счет ускорения модернизации в рамках Мир-Системы в целом, а во время
В-фазы - за счет сложностей поиска антикризисных мер.

В статье также показаны механизмы смены ценовых трендов, характерных для первых трех К-волн (конец XVIII- середина XX в.), и связь этих механизмов с
J-циклами. Рост производительности труда и возможностей произвести большие объемы товаров - при металлических деньгах в условиях недостаточного роста денежной массы и повышения ценности денег - ведет к дефляции и падению нормы прибыли. Это, с одной стороны, тормозит и инвестиции, и экономический рост, но с другой - инновации и улучшения, сделанные в борьбе с падением нормы прибыли, создают предпосылки для подъема производства и соответственно подъема цен (однако между процессами имеется значительный временной лаг).
В статье также проанализированы возможные причины, способствующие усилению плотности войн на А-фазах К-волн. Предполагается работа над дальнейшей формализацией модели совместно с группой специалистов.



[1] Так предлагают обозначать волны Кондратьева Дж. Моделски и В. Р. Томпсон (Modelski, Thompson 1996; Modelski 2001). Обозначение циклов Жюгляра как J-циклов предложено нами (Grinin, Korotayev, Malkov 2010).

[2] Подробнее см. в других работах автора с соавторами, в т.ч. опубликованных в альманахе «История и Математика»: Гринин, Малков, Коротаев 2010; см. также: Grinin, Korotayev, Malkov 2010; Гринин, Коротаев 2009.

[3] Впервые среднесрочные циклы (7-11 лет) были названы именем Жюгляра в работах Й. Шумпетера, который разрабатывал типологию разных по длительности бизнес-циклов (Schumpeter 1939, 1954; см. также: Kwasnicki 2008).

[4] Так, при чрезмерном росте кредитования и разбухании финансовых активов количество заменителей денег (акций, векселей, облигаций и т.п.) сильно увеличивалось. В результате при уменьшении доверия к этим бумагам внезапный спрос на золото и наличные возрастал настолько, что разрушал всю банковскую систему.

[5] В тексте этого раздела использован материал Введения и гл. 3 совместной с А. В. Коро-таевым монографии (Гринин, Коротаев 2009: 10-12; 214-217; подробнее см.: там же: гл. 3).

[6] В отличие от среднесрочных жюгляровских циклов, во время фазы депрессии которых абсолютное падение производства имеет место весьма часто (а до второй мировой войны было почти правилом).

[7] Недаром Дж. Моделски (Modelski 2001, 2006) предпочитает обозначать понижательные фазы как «фазы взлета, разгона» (take-off phase), а «восходящие» фазы - как «фазы быстрого роста».

[8] Здесь представлен некий сводный результат, фактически расхождения в периодизации волн у исследователей очень значительные, что, впрочем, видно и в интервалах датировок данной таблицы. Поскольку в контексте данной статьи проблема датировок начала и конца
К-волн и их фаз не является принципиальной, мы в течение статьи придерживаемся датировок таблицы. Но фактически, по нашему представлению, некоторые датировки требуют дополнительного уточнения. Особенно сложные проблемы связаны с периодом, захватывающим обе мировые войны.

[9] См., например: Schumpeter 1939; Freeman 1987; Румянцева 2003: 12-14; Глазьев 1993: 95-111; Иванова 2003: 210; Papenhausen 2008: 789.

[10] В качестве варианта также используют, например, такие обозначения: для третьей кондратьевской волны - «эпоха стали, электричества и тяжелого машиностроения»; четвертой - «эпоха нефти, автомобилей и массового производства»; пятой - «эпоха информации и телекоммуникаций» (Papenhausen 2008: 789).

[11] См. неполный перечень  проблем: Румянцева 2003: 11-12.

[12] В отношении основных причин при разнообразии взглядов можно выделить монокаузальные и мультикуазальные подходы (последние с большим или меньшим успехом могут объединяться в тот или иной парадигмальный синтез). Критику монокаузальных подходов см.: Там же: 50.

[13] Концепции длинных циклов (К-волн) и «нормальная» теория экономического цикла существуют и развиваются относительно независимо. Специалисты по теории экономического цикла стараются за минимальными исключениями игнорировать существование длинных циклов, а сторонники последних почти не используют (по крайней мере, в явном виде) достижения «конвенциональной» теории (Полетаев, Савельева 1993: 11-12).

[14] Это хронологическое соотношение подробно исследовано в: Гринин, Коротаев 2009; в конце настоящей статьи также помещено приложение «Хронология экономических кризисов», показывающее такую взаимосвязь J-циклов и К-волн.

[15] Согласно Пантину и Лапкину, продолжительность В-фаз К-волн (структурного кри­зиса и великих потрясений, в их терминологии) при переходе от одного полного эволюционного цикла к другому уменьшается в среднем при­мерно на 12 лет, в то время как продолжительность А-фаз К-волн (техно­логического переворота и революции международного рынка, в их терминологии) сохраняется приблизительно постоянной (около 24 лет). Само же сокращение продолжительности эволюционных циклов мирового развития связано, по их мнению, с общим ускорением общественного развития. Действительно, можно было бы ожидать, что ускорение темпа развития приведет к сокращению длительности К-волн, однако из логики указанных авторов неясно, почему все же сокращаются одни фазы и сохраняют стабильность другие, тогда как сокращение длительности скорее проявлялось бы пропорционально.

[16] Например, финансовые инновации могут уже быть изобретены, как это было в 1960-
1970-е гг., но без принятия законов о свободном движении капитала они были не способны играть важную роль. То же касается и технических инноваций.

[17] Изначально длинные циклы рассматривались как объединение нескольких смежных промышленных циклов (Burns, Mitchell 1946; van der Zwan 1980; Delbeke 1987; van Duijn 1983). Но все-таки это было неким внешним совмещением, поскольку мысль, что смежные деловые циклы сами по себе представляют некую систему, если и высказывалась, то не разрабатывалась.

[18] Иногда говорят о тесной взаимосвязи между циклами Кузнеца и К-волнами (см. подробнее, например: Румянцева 2003). Мы ни в коем случае не исключаем, что такая связь может иметься. Но все же циклы Кузнеца, по нашему мнению, в отличие от J-циклов представляют в гораздо большей степени явления, характерные для отдельных обществ, поскольку они имеют взаимосвязь с демографическими факторами и обнаружены главным образом в США и, возможно, в некоторых странах (см.: Abramovitz 1961: 230), в то время как J-циклы известны в большинстве стран Мир-Системы. Кроме того, циклы Кузнеца менее ярко выражены и не имеют столь драматической кризисной фазы; поэтому их, возможно, все же точнее считать некими повторяемостями, чем циклами. 

[19] Если обозначить характеристики подъемов (П) и депрессий (Д) длительности и выраженности знаками плюса (+) и минуса (-), то получится: на А-фазе - П(++)Д(-); на
В-фазе - П(+)Д(- -). Уточним, что выраженность предполагает не резкость и интенсивность, но степень угнетения экономики. Дело в том, что могут быть очень сильные, но быстро проходящие кризисы, по сути, без депрессии, а могут быть менее сильные, но длительные и особо угнетающие экономику депрессии. Поэтому вопрос о том, всегда ли депрессии на понижательных фазах являются не только более длительными, но и более глубокими, чем на повышательных, требует дополнительного исследования. Мы предполагаем, что это всегда так в отношении длительности, но не всегда в отношении силы кризиса. Ведь сила кризиса во многом пропорциональна силе подъема, а подъемы как раз более сильны на А-фазах. Например, кризис повышательной фазы второй К-волны 1857 г. был очень сильным, но недолгим, а кризис 1882 г. периода понижательной фазы второй
К-волны - менее сильным, но зато депрессия, последовавшая за ним, была долгой. Решение вопроса также связано с тем, к какой фазе К-волны относить рубежные (наиболее сильные) кризисы (о чем выше уже шла речь).

[20] Заметим: если реальность среднесрочных циклов признается многими экономистами (хотя все равно далеко не всеми), что выражается уже в том, что в большинстве учебников по макроэкономике этим циклам посвящены специальные главы или разделы (см., например: Мэнкью 1994: гл. 14; Сакс, Ларрен 1996: гл. 17; Abel, Bernanke 2008: ch. 8), то реальность длинных кондратьевских циклов признается меньшинством экономистов (соответственно упоминания о них в учебниках если и есть, то очень беглые).

[21] Причем стремление к ее расширению растет, что само по себе способствует модификации циклов, но это особая тема. По мнению некоторых исследователей, такой  тип экономического роста берет начало (по крайней мере, в Великобритании) с середины XVIII в. (Kuznets 1966; Crafts 1987; Williamson 1987; Полетаев, Савельева 1993). Но все же окончательно он стал определяющим, как нам представляется, только в первой половине XIX в.

[22] Например, по оценке С. Кузнеца, при «современном» типе экономического роста реальный валовой национальный (или внутренний) продукт на душу населения должен расти в среднем не менее чем на 1% в год. Причем, по важному выводу Кузнеца, эта количественная характери­стика достигается только при совершенно определенных качественных изменениях как в экономике, так и в социально-политических структурах общества (Kuznets 1966).

[23] Вспомним, как долго и как глубоко пришлось реформировать американскую и европейскую системы в ходе и особенно после Великой депрессии конца 20-30-х гг. XX в.

[24] С. М. Меньшиков  и Л. А. Клименко  (1989) образно говорят о том, что «общество меняет кожу» в результате кондратьевских волн, точнее, в результате только смены технологии. Нет никакого сомнения, что смена технологии влечет за собой большие перемены, однако этот механизм недостаточен для объяснения. Но на самом деле «смена кожи» происходит прежде всего под влиянием накопившихся проблем, обнаруживаемых в жюгляровских кризисах и вялых подъемах. Кроме того, Меньшиков и Клименко не говорят, каким образом импульс смены технологии в одной стране может стать основой для смены фаз К-волн  в Мир-Системе.

[25] Так, пока американская экономика активно развивалась в 1960-х гг., там господствовали кейнсианские модели регулирования экономики. Только глубокие кризисы 1970-х гг., а затем кризис начала 1980-х гг. привели к серьезным изменениям в уже было утвердившихся кейнсианских формах регулирования спроса, а также к постепенному снятию ограничений на движение капитала, к ослаблению и модернизации регулирования финансовых рынков. И в мире в целом произошли глубокие изменения в мир-системных отношениях: фактически началась новейшая фаза экономической глобализации, которая открыла - на некоторое время - возможности для более быстрого и менее тяжелого развития экономик разных (и особенно развивающихся) стран.

[26] Отметим также, что поскольку уровень социальных инноваций по своему типу соответствует проблемам развития предшествующих десяти - двадцати лет, а производственные технологии продолжают обгонять социальную сферу, нарастание противоречий в период А-фазы неизбежно. Опять же, подражательные реформы не могут быть идеально подходящими для разных обществ. Отсюда возникает неполная притирка общественных форм к  изменениям в модернизирующихся обществах с вытекающими отсюда возможностями модернизационных кризисов.

[27] Отметим, что не всегда социальные инновации находятся или не всегда полностью доказывают свою правоту и эффективность, либо возникают неперспективные социальные инновации (какими были, скажем, нацистские действия в Германии), тогда кризис принимает весьма разрушительные и уже неэкономические формы (например, военные, как во второй мировой войне).

[28] Отметим, что нередко социальные инновации (антикризисные технологии) начинаются не в самых центральных обществах Мир-Системы, а в иных, которые выдвигаются в лидеры.

[29] В течение В-фазы также идут процессы модернизации в рамках Мир-Системы, но главным образом на основе техническо-экономических технологий и более устаревших социальных технологий, и в странах, наиболее активных, какими были «новые азиатские тигры» в 1970-1980-е гг.

[30] Европа во второй К-волне по сравнению с Англией; Россия, Италия, Япония - по сравнению с Европой в третьей К-волне; Европа, Япония - по сравнению с США в четвертой
К-волне; Корея, Китай - в пятой К-волне. А вот организационные и финансовые формы самых последних технологий воспринимаются более быстро; то же касается иногда и военных технологий. 

[31] Они становятся тем более опасными, если совпадают с быстрым демографическим ростом, характерным для периода выхода общества из мальтузианской ловушки (см, подробнее о модернизационных кризисах: Гринин, Коротаев, Малков 2010; Гринин 2010).

[32] Таким образом, если К-волны и были до конца XVIII в. (см. обзор мнений: Goldstein 1988), то их природа была чисто ценовой.

[33] Об этом свидетельствует, например, такой факт: доля продовольствия в английском импорте за 1845-1847 гг. выросла с 3% до 50% (Трахтенберг 1963: 155).

[34] Без военной составляющей кривые цен К-волн выглядят, конечно, существенно сглаженнее. Но все же и без нее на повышательных фазах рост цен имеет место за счет эндогенных факторов.

[35] Мир-системная школа в К-волнах особо указывает на роль колебаний нормы прибыли именно в масштабах Мир-Системы как важного и даже едва ли не центрального фактора в создании механизма колебаний (см.: Wallerstein 1984; Hopkins, Wallerstein et al. 1979, 1986; Silver 1992; см. также: Полетаев, Савельева 1993).

[36] Отметим, что рост внешней торговли в А-фазах был выше, чем в В-фазах. Это показал, например, Э. Мандел (Mandel 1975: 141; 1980: 3). Согласно его данным, в период между 1820 и 1967 гг. во время А-фаз К-волн среднегодовые темпы роста мировой торговли были в целом существенно выше, чем во время смежных В-фаз.

[37] Тут часто, как отмечают, понижается и цена производительного капитала, оборудования, машин, кредита и пр.

[38] Если бы расширение производства шло экстенсивным путем без увеличения производительности труда (т.е. без смены технологий и техники), то снижения цен не происходило бы, но и расширение замерло бы после исчерпания свободных ресурсов. Оно росло бы  вровень (или даже отставало бы) с ростом трудоспособного населения, как это и наблюдалось в доиндустриальной экономике. Но индустриальная экономика тем и отличается от доиндустриальной, что она развивается за счет более быстрого роста производительности труда.

[39] Это похоже на мальтузианский эффект в аграрной экономике: есть две тенденции - к росту населения и к росту производительности. Вторая слабее, как только она затухает, первая становится более сильной, в итоге результирующая ведет к постепенному ухудшению уровня жизни и к «мальтузианской ловушке».

[40] Но речь идет только об обычных товарах, рост стоимости активов, акций и прочие ценовые «пузыри» в периоды бумов имеются всегда.

[41] Однако в течение В-фазы первой К-волны можно предположить, что рост объемов производства и рост цен находились в противофазе (что и составляло определенный фактор развития К-волны и общества). Этому способствовало и то, что основные технологические рывки происходили в ограниченном пространстве.

[42] Кстати, понижательные фазы К-волн 1817-1847 гг., 1873-1895 гг., 1914-1947 гг., 1967-
1982 гг. характеризуются не только высоким уровнем вывоза капитала именно в виде госзаймов, но и очень крупными финансовыми скандалами, государственными дефолтами, отказами от долгов, возникновением мировых долговых кризисов. Странно, но кажется, что никто не обратил внимания на эту корреляцию. Ситуация на понижательной фазе (излишек не нашедших применения капиталов) способствует высокому уровню займов иностранным государствам и, как следствие, ведет к одновременному и/или последующему сбою в мировых кредитных отношениях. Повышательные фазы, представляется, более характерны ростом частных (негосударственных) долгов под различные инвестиционные проекты.

[43] См., например: Mensch 1979; Kleinknecht 1981; Меньшиков, Клименко 1989; Dickson 1983; Freeman 1987; Tylecote 1992; Глазьев 1993; Маевский 1997; Modelski, Thompson 1996; Modelski 2001, 2006; Яковец 2001; Freeman, Louçã 2001; Ayres 2006; Dator 2006; Hirooka 2006; Papenhausen 2008.

[44] В частности, сегодня в Китае и Индии внедряются в основном не самые инновационные технологии, но это не мешает делать громадные инвестиции.

[45] Они не случались так регулярно (раз в 50 лет), как считает, например, К. Райт (Wright 1965 [1942]), тем более что войны были очень разными по длительности, в итоге интервал между началом войн существенно смещался. Например, между началом тридцатилетней войны (1618 г.) и началом 13-летней войны, или войны за испанское наследство (1701-1714) прошло более 80 лет - не говоря уже о том, что при таком подходе не учитываются различные иные войны, которые велись в иных частях Европы или мира. Так, 13-летняя война закончилась в 1714 г., а Северная длилась до 1721 г. Но относительная регулярность между наиболее крупными войнами в Европе все же наблюдается. Наполеоновские войны, точнее, войны революционной Франции, начавшиеся через 30 (не 50!) лет после Семилетней войны (1756-1763), были последними такого рода войнами. Конечно, в длительности наполеоновских войн и их влиянии на европейскую историю много случайного, связанного с личностью Наполеона (хотя какая-то военная активизация, по-видимому, в начале XIX в. все равно происходила бы).

[46] Чисто торгово-экономические войны были более редки, их вели прежде всего такие торговые государства, как Англия, Голландия, Генуя, Венеция.

[47] Очень интересно, что Англия как наиболее передовая и ранее всех модернизировавшаяся страна в течение ста лет вела едва ли не исключительно колониальные войны. Даже Крымская война может быть рассмотрена именно как война за сохранение влияния на английскую полуколонию - Турцию и ослабление конкурента в колониальных захватах - России.

[48] Едва ли не главным внешним усилием Европы выступает внедрение в Китай, но, отметим, без его завоевания; был экспорт капитала и технологий Англии в Индию, но не такой большой, как в дальнейшем.

[49] Это несколько напоминает ситуацию в А-фазе третьей К-волны, когда рост генерировался уже не в Англии, а в США, Германии и России.

[50] Или наоборот, ослабление центра дает возможность периферии совершить контр-экспансию, как это наблюдалось в 1970-1980-е гг. в отношении цен на энергоносители.
В результате начался отток ресурсов от центра вследствие резкого повышения нефтяных и иных сырьевых цен.


| Просмотров: 13846

Ваш комментарий будет первым
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.

Последнее обновление ( 30.05.2010 )
 
< Пред.   След. >
© 2017