Cliodynamics
Клиодинамика





Locations of visitors to this page

web stats

Скачать статьи

Форум


Причины Революции

Навигация
Главная
Клиодинамика
Статьи
Методология и методы
Конференции
СМИ о клиодинамике
Библиотека
- - - - - - - - - - - - - - -
Причины Русской Революции
База данных
- - - - - - - - - - - - - - -
Ссылки
Помощь
Пользователи
ЖЖ-Клиодинамика
- - - - - - - - - - - - - - -
English
Spanish
Arabic
RSS
Файлы
Форум
Сейчас на сайте:
Гостей - 3

 
Главная
Системный мониторинг: Глобальное и региональное развитие Версия в формате PDF 
Написал AK   
09.07.2009
  СКАЧАТЬ ПЕРВУЮ ЧАСТЬ В ФОРМАТЕ PDF
Обложка. Системный мониторинг: Глобальное и региональное развитие Коллектив авторов  

Д.А.Халтурина, А.В.Коротаев (Ред.) 

Системный мониторинг: Глобальное и региональное развитие
2010. 296 с.

 

  СКАЧАТЬ ПЕРВУЮ ЧАСТЬ В ФОРМАТЕ PDF

 Аннотация

 

Данное издание ставит целью выявить основные тенденции и системные риски развития современного мира и его регионов. В рамках проекта проводится анализ динамики нескольких сотен ключевых экономических, демографических, социальных, политических и социально-психологических показателей мирового развития с целью диагностики ключевых рисков и кризисов и разработки рекомендаций по их нейтрализации. Системным образом рассматриваются тенденции и механизмы современного экономического роста, демографического и социального развития в странах и регионах мира. Исследуются факторы таких социальных проблем, как терроризм, коррупция, бедность, неравенство, социальное неблагополучие. Анализируются ключевые социально-психологические особенности цивилизационных макрорегионов мира на основе данных проекта "Мировые ценности". Особое внимание уделено механизмам современного финансово-экономического кризиса как важного рискогенного фактора, при этом данный кризис рассматривается в контексте ведущих современных теорий финансово-экономических циклов.

Авторы надеются, что данный выпуск будет интересен как специалистам, так и широкому кругу читателей, интересующихся современными тенденциями и рисками мирового и регионального развития.


 

 Оглавление

 

Введение. Цели, методология и перспективы системного мониторинга глобального и регионального развития
I.  Д. А. Халтурина, А. В. Коротаев. Системный мониторинг глобального и регионального развития
II.  А. В. Коротаев, С. В. Цирель. Кондратьевские волны в мировой экономической динамике
III.  А. А. Акаев. Современный финансово-экономический кризис в свете теории инновационно-технологического развития экономики и управления инновационным процессом
IV.  А. В. Коротаев, А. Д. Хаматшин, Ю. В. Божевольнов, С. В. Кобзева, А. С. Малков. Факторы инвестиционной активности
Сведения об авторах

  СКАЧАТЬ ПЕРВУЮ ЧАСТЬ В ФОРМАТЕ PDF

 Введение

 


Цели, методология и перспективы системного мониторинга глобального и регионального развития


Д. А Халтурина

Системный мониторинг глобального и регионального развития начался как проект в 2007 г. в рамках Центра цивилизационных и региональных исследований (ЦЦРИ) Института Африки РАН. Целью проекта является анализ и прогноз тенденций и рисков развития мира и отдельных цивилизационных макрорегионов, а также разработка рекомендаций по нейтрализации рисков и оптимизации сценариев глобального и регионального развития.

Системный мониторинг глобального и регионального развития представляет собой первый выпуск бюллетеня Группы мониторинга стратегических рисков ЦЦРИ. В данном выпуске бюллетеня проводится ретроспективный анализ тенденций развития мира, его цивилизационных регионов и отдельных крупных стран (таких, например, как Китай и Индия) в течение последних десятилетий, а также закладываются основы углубленного изучения отдельных категорий рисков развития. В дальнейших выпусках бюллетеня будет продолжена разработка системы мониторинга, а анализ специфических рисков получит дальнейшее развитие и проработку.

Системно-синергетический подход к исследованию ключевых глобальных и региональных тенденций означает, что мы рассматриваем современную Мир-Систему именно как систему. В то же время мы используем гибкое понимание термина система: "система - это совокупность объектов, взаимодействие которых вызывает появление новых, интегративных качеств, не свойственных отдельно образующим систему компонентам " (Афанасьев 1973: 99). Такой подход позволяет рассматривать в качестве системы и сетевые системы, к которым относятся современные сверхсложные общества.

В рамках проекта авторы ориентировались на выявление и эмпирическое исследование нелинейной динамики и нелинейных взаимосвязей между параметрами, анализом и моделированием которых занимается синергетика, понимаемая нами в расширенном контексте, как включающая не только собственно синергетику как изначально европейскую школу, но и исследования сложности (Complexity Studies), возникшие в США.

Нарастающая сложность развития мира, ускорение (и последующее замедление) развития по многим показателям и все большая взаимосвязанность отдельных стран и явлений в рамках глобализационных процессов требует создания комплексных мониторинговых систем, способных отслеживать наиболее важные тенденции и системные риски развития, своего рода параметры порядка современного развития. В то же время мощные глобализационные тенденции не должны заслонять от исследователей уникальность моделей развития отдельных стран и регионов, которая может нести в себе как потенциал увеличения разнообразия, так и риски. Системный мониторинг глобального и регионального развития направлен на учет этих особенностей современных макропроцессов.

Основными исследовательскими и научно-практическими задачами данного проекта являются:

-- анализ основных тенденций развития мира, цивилизационных макрорегионов и отдельных стран;

-- анализ взаимовлияния факторов развития, как на глобальном, так и на региональном уровнях;

-- создание серии математических моделей развития мира, макрорегионов и стран;

-- создание системы прогнозирования динамики и рисков развития мира и цивилизационных регионов;

-- разработка рекомендаций по предотвращению рисков и кризисов развития мира, его отдельных регионов и стран.

Наряду с системно-синергетическим подходом теоретико-методологической базой Глобального мониторинга системных рисков развития является цивилизационный подходы.

Анализ моделей развития отдельных стран обнаруживает их кластеризацию в макрорегионы на цивилизационной основе, что обуславливает целесообразность применения цивилизационного подхода к анализу глобального развития. Под цивилизациями подразумеваются в данном случае наднациональные социокультурные сетевые общности, формируемые на основе общих моделей культурного, социального, демографического и экономического развития, а также общих систем ценностей, зафиксированных в морали, религиозных верованиях, праве, искусстве и т.д.

Следует отметить, что цивилизационные макрорегионы не всегда тождественны географическим. Так, страны Северной Африки, граничащие со странами Тропической Африки, тем не менее по своей экономической, социальной и культурной специфике значительно ближе, например, к Ирану, чем к своим непосредственным южным соседям.

Мировые религии сыграли колоссальную роль в формировании цивилизационных регионов, объединив различные политические образования единой системой ценностей, норм и социальных институтов, а также сетевыми политическими, экономическими и культурными отношениями, способствовавшими распространению комплексов инноваций на территориях их влияния. Однако роль мировых религий в создании цивилизаций не стоит абсолютизировать. Не менее важную роль сыграли такие процессы, как распространение тех или иных форм хозяйства, создание империй, модернизация и вестернизация, а также распространение социалистических /коммунистических форм политического устройства. В результате комплексного влияния этих факторов ряд стран можно лишь условно отнести к тому или иному цивилизационному макрорегиону, так как они относятся более чем к одной коммуникативной макросети.

Следует также отметить, что цивилизационная специфика моделей и рисков развития воспринимается в рамках данного проекта как своего рода гипотеза, обоснованность которой проверяется на основе эмпирических данных в каждом конкретном случае.

Тот факт, что страны кластеризуются по региональному, а зачастую и надрегиональному признаку, привел к тому, что в базах данных международных организаций приводятся агрегированные показатели по макрорегионам мира. Мы критически воспользовались этими агрегированными показателями, в зависимости от того, насколько хорошо эти конструкты отражали реальность. Так, выделение специалистами Всемирного Банка региона "Ближний Восток и Северная Африка" показалось нам оправданным, и мы использовали его. В то же время такая категория, как "Восточная Европа и Центральная Азия", использовалась с осторожностью. Например, демографические процессы в Центральной Азии довольно сильно отличаются от таковых в Восточной Европе, и мы, не имея в наличии агрегированных показателей по Восточной Европе, использовали данные по России, как знаковой восточноевропейской стране, к тому же особенно интересующей нас как российских исследователей. Однако при анализе уровня коррупции, выделение в единую групп стран СНГ показалось нам осмысленным, так как при всех различиях, политические системы стран СНГ имеют общие корни и тесные взаимосвязи.

В рамках проекта его участники опирались на следующие виды данных:

1) Статистические данные авторитетных международных организаций, прежде всего подразделений ООН, включая Всемирный Банк (World Bank 2009), Программу развития ООН (ПРООН) (UNDP 2006, 2007), Программу ООН по жилью (UN-HABITAT 2003a, 20036), Отдел народонаселения ООН (UN Population Division 2009), ЮНЕСКО (UNESCO 2005, 2007), Детский Фонд ООН (UNICEF 2007), Управление ООН по наркотикам и преступности (UNOCD), Всемирную организацию здравоохранения (WHO 2007, 2009), Продовольственную и сельскохозяйственную организацию ООН (FAO 2005, 2009) и т.д. (UN 2004, 2007; UN Statistic Division 2004, 2009).

2) Статистические базы данных статистических служб и агентств отдельных государств (National Bank of Ethiopia 2006/2007; CIA 20092; EMDAT 2007).

3) Событийные базы данных. Этот вид данных включает базы данных сообщений новостных агентств (РИА-Новости, Reuters и др.), которые являются зачастую единственным ресурсом микроданных по тому или иному политическому процессу. Преимуществом использования этого вида данных является их меньшая ангажированность по сравнению с данными СМИ, поскольку приводится сам факт того или иного события, а не его оценка. Недостатком этого вида данных является неравномерность медиапокрытия различных стран и событий. Таким образом, такого рода ресурсы необходимо использовать, при этом помня об их ограничениях. Прежде всего это Terrorism Knowledge Database (TKB) - одна из наиболее крупных в мире баз данных по терроризму, созданная Национальным мемориальным институтом по предотвращению терроризма (The National Memorial Institute for the Prevention of Terrorism), и медиа-монитор Объединенного исследовательского центра Еврокомиссии (JCR 2007).

4) Данные международных опросов общественного мнения. Международный проект "Мировые ценности" (World Values) дает уникальную возможность для сопоставления социально-психологических установок населения разных стран мира. В ходе данного проекта по репрезентативной случайной выборке (в некоторых странах Третьего мира по стратифицированной выборке) периодически проводятся опросы населения стран мира при помощи анкеты, включающей более 300 вопросов, касающихся различных сторон жизни человека и общества. Первый раунд опросов состоялся в 1981 г., и в нем участвовали в основном развитые страны Запада. В рамках второго, третьего и четвертого раундов (1991, 1995 и 2001 гг.) состав стран-участниц заметно расширился, что сделало социопсихологические сопоставления еще более интересными. Широчайший круг социопсихологических установок и ценностей, нашедших отражение в вопроснике World Values, и проведение исследования во множестве стран дают возможность сделать весьма представительный анализ. Определенные сложности при использовании этих данных связаны с объективными трудностями адекватного перевода одного и того же вопросника на языки мира и разной интерпретацией тех или иных понятий в разных культурах. Тем не менее, данные проекта World Values представляют собой в настоящее время практически безальтернативный источник информации для сравнения социально-психологических установок и ценностей населения стран и регионов мира, и потому они широко используются исследователями социально-психологических установок по всему миру.

Другим важным источником были опрос граждан международной организации Transparency International (2007) и исследование Всемирным Банком представителей коммерческих предприятий The Business Environment and Enterprise Performance Survey (BEEPS 2009) относительно их вовлеченности в дачу взяток.

5) Статистика всемирной сети Интернет (Yandex 2008). В настоящее время многие интернет-ресурсы имеют встроенные счетчики посещаемости, которые являются источниками объективной и подробной информации.

6) Статистика агентств Yahoo Finance (2009a, 20096), Energy Information Administration (EIA 2009) и др., предоставляющего оперативную и детальную информацию о котировках биржевых индексов.

В дальнейшем данный мониторинговый проект будет расширен с тем, чтобы включить в себя новые направления: мониторинг политических рисков, а также рисков, связанных с финансовыми рынками, с глобальными климатическими изменениями и др. Будет расширяться и дополняться источниковая база, будут использоваться новые подходы. Наконец, следующим этапом данного мониторингового проекта станет проведение моделирования и прогнозирования динамики мирового развития и его рисков.

  СКАЧАТЬ ПЕРВУЮ ЧАСТЬ В ФОРМАТЕ PDF

 Из Раздела 1:

 

I.  Д. А. Халтурина, А. В. Коротаев. Системный мониторинг глобального и регионального развития

 

 

СОКРАЩЕНИЕ РАЗРЫВА МЕЖДУ "ЗОЛОТЫМ МИЛЛИАРДОМ" И ОСТАЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ (СС. 81-97): 

  СКАЧАТЬ В ФОРМАТЕ PDF

Наиболее высокие темпы экономического роста наблюдались до мирового финансово-экономического кризиса в экономически среднеразвитых странах (категория, в которую попало большинство наиболее динамично растущих экономик мира). Несколько меньше они были в экономически слаборазвитых странах. Еще меньше – в наименее развитых странах, но даже в последних они почти в два раза превышали темпы экономического роста развитых стран и почти в три – стран Еврозоны (см. Рис. 38): 

 

Рис. 38. Среднегодовые темпы роста ВВП на душу населения в 2003–2006 годах по основным группам стран (в % в год)  

Таким образом, в последние годы относительный разрыв между наиболее развитыми и менее развитыми странами довольно быстрыми темпами сокращался. Но одновременно рос разрыв между среднеразвитыми и наименее развитыми странами. Согласно расчетам И. О. Абрамовой, Л. Л. Фитуни и А. Л. Сапункова (2007: 57), разрыв между развитыми и развивающимися странами в производстве ВВП на душу населения (в паритете покупательной способности) увеличивался с начала ХХ в. и вплоть до 1970-х гг. Однако с 1970-х гг. и до 2005 г. он снижался (Рис. 39):

 

Рис. 39. Соотношение ВВП на душу населения, ППС для развитых и развивающихся стран в 1900–2005 гг.  

Источник данных: Абрамова, Фитуни, Сапунков 2007.   

 

Исследование, проведенное нами совместно с А. С. Малковым и Ю. В. Божевольновым (Коротаев и др. 2009), в целом, подтвердило правильность полученных И. О. Абрамовой, Л. Л. Фитуни и А. Л. Са­пунковым результатов. Вместе с тем, оно позволили заметно уточнить общие тенденции взаимодействия центра и периферии[1] Мир-Системы. Например, выяснилось, что нарастание разрыва между центром и периферией по ВВП на душу населения продолжалось и на протяжении всего XIX в.

                 В целом, общая картина динамики разрыва между центром и периферией по ВВП на душу населения за последние 200 лет выглядит следующим образом (см. Рис. 40):


 

Рис. 40. Динамика разрыва (в разах) между центром и периферией по ВВП на душу населения[2]  Источники данных: World Bank 2009b; Maddison 1995, 2001, 2003, 2009.   

 

Как мы видим, в начале XIX в. разрыв в уровне экономического развития между центром и периферией Мир-Системы был довольно незначительным. Существовал, однако, один показатель, который на начало XIX века резко (практически на порядок) отличал страны мир-системного ядра от периферийных стран. Речь идет об уровне грамотности населения (см. Рис. 41):


 

Рис. 41. Динамика грамотности населения центра и периферии Мир-Системы[3]  Источники данных: Мельянцев 1996; Morrison, Murtin 2006: Table 4; UNESCO 2007.  

На наш взгляд, тот факт, что наиболее быстрый экономический рывок в эпоху модернизации сделали те страны, которые вошли в эту эпоху с достаточно высоко грамотным населением, отнюдь не случаен и отражает то обстоятельство, что решающим фактором экономического развития в эпоху модернизации стало развитие именно человеческого капитала (см., например: Мельянцев 1996; Добрынин, Дятлов, Курганский 1999; Denison 1962; Schultz 1963; Scholing, Timmermann 1988; Lucas 1988 и т.д.). Наше предыдущие исследование (Коротаев, Малков, Халтурина 2007: 95–100) показало существование сильной и, безусловно, значимой линейной корреляции между уровнем грамотности в 1800 г. и показателем ВВП на душу населения в наши дни (подробнее см. раздел А. В. Коротаева и Д. А. Халтуриной в следующем выпуске данного Мониторинга [Коротаев, Халтурина 2009]). При этом полученное нами значение коэффициента R2 указывает

на то, что данная корреляция объясняет 86% всей дисперсии данных.

Таким образом, гипотеза о том, что распространение грамотности является одним из сильнейших факторов экономического роста, получила дополнительное подтверждение.

Грамотное население, с одной стороны, имеет гораздо больше возможностей для восприятия и использования достижений модернизации, а другой стороны, оно более активно производит инновации, способствующие дальнейшему модернизационному развитию и экономическому росту. Грамотность не только облегчает процессы усвоения индивидом инноваций, но и, в определенной степени, меняет его мышление. Исследования выдающихся советских психологов А. Р. Лурии, Л. С. Выготского и Ф. Н. Шемякина на основе результатов экспедиций в Средней Азии в 1930-е гг. показали, что образование оказывает фундаментальное воздействие на формирование познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления). В ходе исследования выяснилось, что неграмотные респонденты, в отличие от грамотных, предпочитали конкретные цветовые обозначения абстрактным, а ситуативную группировку предметов категориальной, на которой базируется абстрактное мышление. Кроме того, неграмотные респонденты не решали силлогистические задачи типа «Драгоценные металлы не ржавеют. Золото – драгоценный металл. Ржавеет золото или нет?». Эти силлогизмы казались респондентам бессмысленными, поскольку были вне сферы их практического опыта. Грамотные респонденты, получившие хотя бы минимальное формальное образование, легко решали предложенные силлогизмы (Лурия 1974, 1982: 47–69). Аналогичные результаты были получены и в других обществах с высокой долей неграмотного населения (Ember 1977; Rogoff 1981). Таким образом, грамотный рабочий, предприниматель, изобретатель и т.д. оказывается эффективнее неграмотного не только благодаря способности прочитать инструкции, документацию или учебные пособия, но и благодаря более развитым навыкам абстрактного мышления (подробнее о грамотности как факторе экономического роста см. в разделе А. В. Коротаева и Д. А. Халтуриной в следующем выпуске данного Мониторинга [Коротаев, Халтурина 2009]).Темпы роста ВВП в центре были значительно выше, чем на периферии Мир-Системы на протяжении всего XIX и начала XX века (см. Рис. 42):


 

Рис. 42. Динамика относительных годовых темпов роста ВВП в центре и на периферии Мир-Системы (сглаженные девятилетние средние), 18202007 гг. [4]  

Примечания. Источники данных: World Bank 2009b; Maddison 1995, 2001, 2003, 2009.

Семилетние сглаженные средние с последовательным уменьшением окна сглаживания по краям.   

 

В 1914–1950 гг. экономический рост как центра, так и периферии испытывает мощные турбуленции; при этом в центре они были выражены даже сильнее, чем на периферии – здесь в это время наблюдались и как более высокие экономические взлеты, так и более глубокие падения. В послевоенный период темпы роста ВВП в центре и на периферии Мир-Системы выравниваются и в 1950-е – начале 1960-х годов и там, и там наблюдаются довольно близкие (и при этом очень высокие) темпы роста ВВП. С конца 1960-х годов наблюдается тенденция к снижению темпов роста ВВП в центре. Это снижение затем начинается и на периферии, но с некоторым запазданием; при этом в целом темпы роста ВВП на периферии начинают превышать эти темпы в центре. Особенно сильно этот разрыв начинает расти с середины 1980-х годов, когда намечается достаточно устойчивая тенденция к ускорению темпов роста ВВП на периферии на фоне продолжающейся тенденции к их снижению в центре.  

                Вместе с тем, здесь надо учитывать то обстоятельство, что периферия значительно отстает от центра по темпам демографического перехода. В центре этот переход начался раньше, он раньше вступил в его первую фазу, там раньше началось снижение смертности, поэтому в XIX веке темпы роста численности населения в центре значительно превышали темпы демографического роста периферийных стран (см. Рис. 43):   

 

Рис. 43. Динамика численности населения центра и периферии Мир-Системы (тыс. чел.), 1820–2008[5]   Источники данных: World Bank 2009b; Maddison 1995, 2001, 2003, 2009.   

 

Однако после Второй мировой войны демографический переход в странах мир-системного ядра завершился, рождаемость в этих странах сильно уменьшилась, а темпы роста населения замедлились до близких к нулю уровней. Вместе с тем в странах периферии в послевоенный период демографический переход был в самом разгаре: смертность в большинстве периферийных стран сильно сократилась, а рождаемость оставалась все еще на очень высоком уровне. В связи с этим темпы роста населения в 1950-е – 1960-е гг. достигли в большинстве стран периферии своих максимальных значений. Поэтому, так как в эти годы одинаково высокие темпы роста ВВП в центре и на периферии сопровождались тем, что население периферии росло значительно быстрее, чем население центра, то в результате, темпы роста ВВП на душу населения в центре по-прежнему продолжали превосходить темпы роста ВВП на душу населения на периферии (см. Рис. 44), соответственно и разрыв между центром и периферией в 1950-е – 1960-е гг. продолжал увеличиваться:   

 

Рис. 44. Динамика относительных годовых темпов роста ВВП на душу населения в центре и на периферии Мир-Системы (сглаженные девятилетние средние), 18202007 гг.[6]  

Примечания. Источники данных: World Bank 2009b; Maddison 1995, 2001, 2003, 2009.

Семилетние сглаженные средние с последовательным уменьшением окна сглаживания по краям.  Вместе с тем, в эти же десятилетия большинству стран периферии удалось добиться резкого роста грамотности, что, с одной стороны, стимулировало экономический рост, а с другой стороны, способствовало сокращению рождаемости и очень значительному замедлению темпов роста населения. В результате, в начале 1970-х годов темпы роста ВВП на душу населения в странах периферии сравнялись с темпами роста этого показателя в странах центра, а с конца 1980-х годов периферия по темпам роста ВВП на душу населения стала все более и более обгонять центр. В результате разрыв в уровне жизни между странами центра и периферии стал все более и более сокращаться.                 Отметим, что замедление темпов экономического роста в центре и ускорение темпов этого роста на периферии сопровождалось (и было в очень высокой степени обусловлено) следующими важными процессами-тенденциями: 1а) уменьшением доли инвестиций в ВВП стран центра (с начала 1970-х годов); 1б) увеличением доли инвестиций в ВВП периферии (с начала 1990-х годов)[7]; 2а) уменьшением макроэкономической эффективности инвестиций (измеряемой в том, сколько долларов прироста ВВП приходится на доллар инвестиций) экономик центра (с конца 1960-х годов); 2а) увеличением макроэкономической эффективности инвестиций на мир-системной периферии (с начала 1990-х годов) (см. Рис. 45–47):

 

Рис. 45.       Динамика доли инвестиций в ВВП центра и периферии Мир-Системы,1965–2005 гг. 

Источник данных: World Bank 2009b.

 

Рис. 46. Динамика эффективности инвестиций в центре и на периферии Мир-Системы, 1965-2005гг.  Источник данных: World Bank 2009b.

 Рис. 47. Динамика эффективности инвестиций в центре и на периферии Мир-Системы: семилетние сглаженные средние, 1965–2005 гг. Примечания. Источник данных: World Bank 2009b; семилетние сглаженные средние с последовательным уменьшением окна сглаживания по краям.   

 

Обращает на себя внимание, конечно же, то обстоятельство, что перелом двухвековой тенденции к роста разрыва по уровню жизни между центром и периферии на тенденцию к сокращению этого разрыву с удивительной точностью (практически до года) совпал по времени с переломом целого ряда других многовековых (и даже иногда многотысячелетних) тенденций на прямо противоположные. Речь идет в том числе и об уже упоминавшемся выше переходе от многотысячелетних тенденций к увеличению относительных темпов роста населения и ВВП (а также ВВП на душу населения) к прямо противоположным тенденциям к уменьшению этих темпов и о переходе от многотысячелетней тенденции к уменьшению эффективности использования энергии к прямо потивоположной тенденции к росту этой эффективности. Имеются определенные основания предполагать, что совпадение это отнюдь не случайно и отражает тот, факт что мы имеем здесь дело с разными сторонами единого процесса развития Мир-Системы, с разными сторонами единого процесса выхода Мир-Системы из режима с обострением и началом движения к траектории устойчивого развития. Действительно, у всех этих новых, оформившихся в 1970-е – 1980-е годы, тенденций (тенденций к замедлению относительных темпов роста мирового населения и ВВП, к сокращению его удельной энергозатратности, к уменьшению экономического разрыва между центром и периферии) есть и некоторый «общий знаменатель» – все они в той или иной степени ведут к стабилизации развития Мир-Системы, к некоторому снятию многих накопившихся в ней структурных напряжений. Начиная с 1990-х гг. тенденция к сокращению разрыва захватила не только развивающиеся страны, в целом, но и слаборазвитые страны, в частности. До этого на протяжении особо продолжительного времени высокоразвитые страны развивались более высокими темпами, чем слаборазвитые (см. Рис. 48):     

 

 

Рис. 48. Сравнительная динамика среднегодовых темпов роста ВВП на душу населения в 1961–2005 годах в экономически развитых странах, входящих в ОЭСР[8], и в экономически слаборазвитых странах (в % в год)   

 

 

Особенно примечателен был рост темпов экономического развития в Африке южнее Сахары, которые в последние годы до финансово-экономического кризиса резко обошли развитые страны по показателю темпов роста экономического ВВП (Рис. 50). Согласно краткосрочному прогнозу Международного валютного фонда (МВФ), Африка южнее Сахары может оказаться относительно устойчивой перед лицом кризиса в случае высоких цен на сырье (IMF 2008). Так, среднегодовые цены на кофе в 2008 г. были выше, чем когда-либо за последние 10 лет (ICO 2009). Однако резкое и неожиданное падение цен на нефть с августа по декабрь 2008 гг. говорит об ограничениях такого прогноза. Согласно последнему прогнозу МВФ темпы экономического роста Африки южнее Сахары должны составить 3,5% в 2009 г. (IMF 2009: 6). Однако это совсем немного, учитывая то, что это цифра лишь немногим превышает темпы роста населения; необходимо также учитывать и большие различия между темпами экономического роста стран региона.  

Рис. 50. Сравнительная динамика среднегодовых темпов роста ВВП на душу населения в 1961–2005 годах в странах, входящих в настоящее время в зону евро, и в странах Африки южнее Сахары (в % в год)   

 

На Рис. 51 отчетливо видно, что с началом нового тысячелетия к этой тенденции присоединились и подавляющее большинство стран бывшего СССР и Восточной Европы:

 

Рис. 51. Сравнительная динамика среднегодовых темпов роста ВВП на душу населения в 1986–2005 годах в Японии, США, Венгрии, Эстонии и России (в % в год)

Показательным примером, характеризующим эту тенденцию, является соотношение темпов роста ВВП на душу населения в Индии и во Франции. С начала 1980-х гг. значения этого показателя в Индии значительно превышают таковые во Франции (Рис. 52):

Рис. 52. Сравнительная динамика среднегодовых темпов роста ВВП на душу населения в 1961–2005 годах во Франции и Индии (в % в год)  

Наметившаяся в последнее время тенденция к выравниванию уровней развития слабо и высоко экономически развитых стран является в высшей степени закономерной. Одним из важных факторов здесь является то обстоятельство, что капитал при прочих равных и при достаточно экономически прозрачных границах имеет тенденцию перетекать из стран с более высоким уровнем ВВП на душу населения (а значит, и практически всегда с более высокой зарплатой) в страны с более низким уровнем ВВП (а значит, и с более низкой зарплатой), в результате чего темпы экономического роста снижаются в первых и повышаются во вторых (см., например: Jones 1997).

Поэтому в объяснении нуждается скорее наблюдавшееся еще совсем недавно опережение по темпам экономического развития высоко экономически развитыми странами средне и слабо развитых. В качестве одного из важнейших факторов здесь выступала недостаточная прозрачность экономических границ, в высокой степени связанная с разного рода левацкими экономическими экспериментами, начиная от попыток (нередко вполне успешных) полного огосударствления экономики (снижавшего прозрачность экономических границ до уровня близкого к нулевому) и кончая с виду «безобидными» запретами на вывоз прибылей (в реальности вполне эффективно блокировавшими внешние инвестиции). В этом плане наметившаяся в последние годы тенденция к выравниванию уровня экономического развития высоко экономически развитых стран, с одной стороны, и средне- и слаборазвитых, с другой, является достаточно логичным следствием нарастающей реальной глобализации, невозможной без роста прозрачности экономических границ. Важно отметить, что причиной подъема левацких настроений среди населения и определенных слоев элиты нередко оказывается высокий уровень неравенства или его резкий рост. Возмущение таким положением дел может обернуться как мирными преобразованиями, направленными на перераспределения доходов (что уже само по себе должно негативно отразиться на инвестициях и экономическом роста), так и насильственной сменой власти, вооруженными переворотами, гражданским войнами и т.п. (Perotty 1996).

Таким образом, эффективная, избегающая чрезмерного радикализма борьба с неравенством, хотя и негативно воспринимается некоторыми экономистами-теоретиками праволиберального толка, на самом деле нередко оказывается мощным механизмом предупреждения рисков не только социального, но и экономического развития. Политические риски, в целом, являются мощным деструктивным фактором экономического развития, и их предупреждение должно находиться в центре внимания, как национальных правительств, так и мирового сообщества.

ПРИМЕЧАНИЯ


[1] В качестве мир-системного Центра в данной работе рассматривались Западная Европа, Япония, США, а также Австралия, Канада и Новая Зеландия, в качестве периферии – все остальные страны, за исключением стран, ранее входивших в СССР и бывших коммунистических стран Европы.
[2] Рассчитано А. С. Малковым и Ю. В. Божевольновым.
[3] Рассчитано А. С. Малковым и Ю. В. Божевольновым.
[4] Рассчитано А. С. Малковым и Ю. В. Божевольновым.
[5] Рассчитано А. С. Малковым и Ю. В. Божевольновым.
[6] Рассчитано А. С. Малковым и Ю. В. Божевольновым.
[7] О факторах высокого уровня инвестиционной активности в экономически среднеразвитых странах (к которым в настоящее время относится большинство стран мир-системной периферии, в которых в настоящее время проживает подавляющее большинство периферийного населения и в которых сейчас производится подавляющая часть периферийного ВВП) подробнее см. Раздел IV данного выпуска Мониторинга.
[8] Страны-члены Организации экономического сотрудничества и развития: Австралия, Греция, Норвегия, Австрия, Исландия, Португалия, Бельгия, Ирландия, Испания, Канада, Италия, Швеция, Чешская республика, Япония, Швейцария, Дания, Корея, Великобритания, Финляндия, Люксембург, Соединенные Штаты, Франция, Нидерланды, Германия, Новая Зеландия.
[9] См. выше Табл. 7.

| Просмотров: 14356

Ваш комментарий будет первым
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.

Последнее обновление ( 21.08.2010 )
 
< Пред.   След. >
Клиодинамика © 2014