Cliodynamics
Клиодинамика





Locations of visitors to this page

web stats

Скачать статьи

Форум


Причины Революции

Навигация
Главная
Клиодинамика
Статьи
Методология и методы
Конференции
СМИ о клиодинамике
Библиотека
- - - - - - - - - - - - - - -
Причины Русской Революции
База данных
- - - - - - - - - - - - - - -
Ссылки
Помощь
Пользователи
ЖЖ-Клиодинамика
- - - - - - - - - - - - - - -
English
Spanish
Arabic
RSS
Файлы
Форум

 
Главная arrow СМИ о клиодинамике arrow На вопросы читателей "Наука и жизнь" ответил Турчин П.В.
На вопросы читателей "Наука и жизнь" ответил Турчин П.В. Версия в формате PDF 
Написал Administrator   
27.01.2009

На вопросы читателей "Наука и жизнь" ответил П. В. Турчин

 
 
1. Почему вся история человечества выражается в захватнических войнах? Конечно, если рассматривать конкретно, то у каждого конфликта есть свои истоки и причины. Но что общего между всеми войнами, от захвата территории соседнего племени до Второй мировой?
2.Я не сомневаюсь в математических методах (которых ИМХО пока еще нет), но стоит ли клиодинамике дублировать функции социологии?
Ким Валерий Инсенович

 

 

 

1. Войны происходят по разным причинам, не только с целью захвата территории, а, например, по идеологическим причинам, за ресурсы, из желания отомстить (последнее особенно характерно для догосударственных обществ). Но Вы правы, войны – универсальный фактор человеческой истории. Дело в том, что всегда найдутся желающие разрешить конфликты силовым путем, и поэтому любое государство должно быть готовым к войне. История полна примеров, когда общества отказывались себя защищать или не были готовы к войне, или просто оказались слабее – и переставали существовать. В результате пацифисты вымирают, и остаются те, кто умеют воевать. Более подробно о причинах войн я недавно рассказывал корреспонденту Радио Свобода; как я понимаю, скоро это интервью должно выйти в эфир (и распечатка будет вывешена у них на сайте).

2. Для того, чтобы строить и эмпирически проверять исторические теории, социологии не достаточно. Нужны еще экономика, археология, политология, география, климатология и многие другие дисциплины. Видимо, именно потому, что история требует мультидисциплинарного подхода, – она последняя из общественных наук, которая испытывает научную революцию. Кстати, подавляющему большинству социологов исторические вопросы совершенно не интересны. Их только интересует, что происходит здесь и сейчас.

Грозит ли России полная демографическая деградация?
Юля

Смотря что понимать под деградацией. Если превышение смертности над рождаемостью, так это уже происходит с начала 90-х гг. Если Вы имеете в виду полное вымирание населения или вымирание большей его части, то, я считаю, что это маловероятно. Дело в том, что убыль населения – вовсе не уникальный феномен современности. В истории такое случается каждые 200–300 лет. Например, в западной Европе численность населения падала и в XIV, и в XVII веках. А после этих кризисов население росло и достигало даже более высокого уровня, чем до кризиса (мы называем такие колебания вековыми циклами). Так что история дает надежду, что демографический спад в какой-то момент сменится подъемом. Может быть, конечно, мир настолько изменился, что история нам не указ. С другой стороны, каждое поколение считает себя и свои проблемы уникальными (почитайте, например, древнеримских авторов).

Если я правильно поняла, Вы придерживаетесь мнения, что демографические кризисы приводят к тем или иным политико-государственным потрясениям. А бывают ли революции без демографических кризисов?
Лена

Нет, политические кризисы следуют за демографическом ростом, а не за демографическим кризисом. Связь здесь не прямая, как постулируется грубым мальтузианством, а опосредованная. Демографический рост ведет к перенаселению, перепроизводству элит и ослаблению государства. В результате растет социо-политическая нестабильность, которая принимает разные формы, включая революции и гражданские войны. Эти процессы описываются структурно-демографической теорией. (Подробнее можно почитать "здесь".) Теория предсказывает не конкретные революции, а длительные периоды нестабильности. Например, «Век революций» в Западной Европе, между 1780-ми и 1870-ми гг.

Большинство революций происходит по этой схеме, но не все (история – сложный, многофакторный процесс). Например, причины Американской революции не имеют никакого отношения к демографии.

В последнее время наблюдается положительная роль государства в демографическом вопросе. На Ваш взгляд, достаточно ли полно реализуются программы в этой сфере, а также нужны ли дополнительные меры по улучшению демографической ситуации в нашей стране?
Дмитрий

Хорошо, что власти озаботились демографической ситуацией. Но это все, что я могу сказать положительного. Для того чтобы разработать наиболее эффективную политику стимулирования рождаемости, нужно провести точечные исследования, чтобы понять, где «узкие места» и расшивать, в первую очередь, их. Кстати, многие такие исследования уже есть, и они показывают, что «материнский капитал» – малоэффективный подход. Но кроме рождаемости есть еще и смертность. Это позор, что в России смертность находится на таком высоком уровне. И здесь гораздо понятнее, что нужно делать, причем срочно. Как показали исследования моих коллег А. Коротаева и Д. Халтуриной, простейший механизм – это перевести население с водки на пиво и вино. И далее, надо совершать такие очевидные шаги, как улучшение здравоохранения и наведение порядка на дорогах, где в год погибает 30 000 человек.

Уважаемый Петр Валентинович! 1. Слушают ли Вас те, кто должен слушать, и насколько готовы элиты под воздействием Ваших рекомендаций к самоограничению?
2.Не кажется ли Вам, что настоящими причинами массовых беспорядков, крестьянских войн и революций является лишь время от времени обостряющаяся внутренняя борьба элит за перераспределение власти и материальных ценностей? Простой же народ используется лишь в качестве инструмента для достижения этих целей и в результате не получает ничего кроме повсеместной разрухи и ухудшения жизни. Какие здесь могут быть, в чём полезность и кому так необходимы математические расчеты?
3.Оправдались ли какие-либо Ваши прогнозы?
4.Почему Вы нигде не упоминаете о системных воздействиях национальных традиций, существующих законов, климатических особенностей,природных ресурсов, как факторов, определяющих ход истории отдельных государств и мирового сообщества?
Спасибо.
Игорь Евгеньевич

1. Конечно нет. Российские элиты вообще не прислушиваются к ученым. Видимо, руководствуются поговоркой, «если ты такой умный, то почему не богатый?» С другой стороны, общественные науки еще настолько молоды, что, по большому счету, они не готовы давать серьезные прогнозы и рекомендации. Это относится и к клиодинамике. Дайте ей время подрасти и опериться.

2. Вы нащупали основной механизм в структурно-демографической теории. Но почему обостряются внутриэлитные конфликты? Согласно теории, из-за перепроизводства элиты, что само является косвенным результатом демографического роста.

3. Настоящая наука не может развиваться без эмпирической проверки теоретических прогнозов. В конце моего интервью «Эксперту» дан прогноз по динамике нестабильности в США. Будем ждать 2020 г., когда прогноз либо подтвердится, либо будет опровергнут.

4. Рассматриваю многие из этих факторов в моей книге «Историческая динамика». Как я уже говорил, история – сложный, многофакторный процесс. С другой стороны, важно удержаться от «умножения сущностей» без надобности.


Уважаемый Петр Валентинович,
1. Проводили ли Вы исследования, подобные указанным в статье об Англии и США, применительно к Российской империи, СССР и России, соответственно?
2. Существует ли возможность у Госаппарата влиять на временные периоды циклических кризисных явлений и от чего это зависит?
3. Каковы Ваши прогнозы кризисных колебаний в России в ближайшие 50 лет, и как это будет выглядеть в цифрах?(население, доходы, демографический состав...)
Спасибо.
Павел

1. Да, об этом есть в моей, уже упоминавшейся, книге «Историческая динамика» (2007, М. УРСС). Кроме того, в совместной книге с Сергеем Нефедовым, «Вековые циклы», мы посвятили России две главы (московский и имперский периоды). «Вековые циклы» выйдет на английском языке в 2009 г. и, вскоре после того, будем надеяться, на русском.

2. Теоретически существует. Но, во-первых, нам нужно доработать нашу науку (об этом я уже писал выше). Во-вторых, правительству нужно будет поступиться интересами чиновников и других элит. А это уже вопрос политики, а не науки, и неясно, способны ли они будут к этому.

3. Мы сейчас пытаемся получить грант от РАН на это исследование. Если Академия Наук даст нам средства, то через 2-3 года такой прогноз будет сделан.


Уважаемый Петр Валентинович, не выскажетесь ли вот по какому поводу.
Не была ли братоубийственная жестокость Революции и Гражданской войны в России (особенно в форме борьбы "зелёных" с "зелёными") порождена, прежде всего, аграрной перенаселенностью после реформы 1861 года? И, напротив, возможно, события 1991-го и 93-го гг. оказались исторически "спущены на тормозах" из-за уменьшения доли молодежи в обществе ниже критической отметки, необходимой для "разгона революционного реактора"?
Как Вы относитесь к теории удара по демографии России легализацией абортов в середине 50-х?
Александр

На Ваш первый вопрос я отвечаю "здесь".

События 1991–1993 гг. – часть «смутного» российского 20-го века и продолжение революций 1905 и 1917 гг. Будем надеяться, что вместе с 1990-ми мы завершили дезинтегративную фазу этого векового цикла. Революция 1990-х не привела к такой же катастрофе, как в 17-м году, в частности, из-за исторической памяти. Похоже, что это общая историческая закономерность. То же самое было в Англии в 17-м веке. «Славная революция» 1688-1689 гг. была на порядок менее кровавой, чем «Великая» революция 1642 г. Во Франции также, «Великая революция» 1789 г. пролила реки крови, а революции 1830 и 1848 гг. были сравнительно бескровными. Все-таки нации, в какой-то степени, учатся на своих ошибках.


Практически во всем мире имеет место тенденция уменьшения рождаемости, что ведет к истощению источников миграции. Рассматривая все население планеты как замкнутую систему, как, на ваш взгляд, будет решаться проблема нехватки рабочих рук? А также, каковы будут последствия для системы социального обеспечения изменение возрастной структуры общества?
Алексей

Сокращение количества рабочих рук ведет и к негативным, и к позитивным последствиям, причем СМИ нажимают на первые. Действительно, чем меньше отношение экономически активной части населения к пенсионерам, тем труднее становится поддерживать уровень жизни последних. Это, в первую очередь, относится к распределительным пенсионным системам. Накопительная система частично решает этот вопрос. Еще более важный подход к решению этой проблемы – увеличение пенсионного возраста. Не должно быть ограничения на возраст работника – все, кто хотят и способны работать, должны иметь право на это, несмотря на возраст. По мере развития медицины люди живут дольше и, что главное, сохраняют здоровье дольше. Это гигантский незадействованный фактор. И, наконец, рост производительности труда (об этом ниже).

Теперь по поводу позитивных последствий. Сокращение предложения труда неизбежно ведет к его удорожанию. Это чрезвычайно невыгодно работодателям. Поскольку они имеют большое влияние на СМИ и правительства (не только в России), они старательно раздувают негативные последствия для систем социального обеспечения и агитируют за ввоз дешевой рабочей силы из стран третьего мира. Что влечет известные проблемы, а также сдерживает рост зарплат. С точки зрения работников, т.е. большей части населения, рост зарплат – объективное благо.

Более того, умеренный дефицит рабочих рук имеет многие косвенные позитивные последствия для общества в целом. Рост зарплат ведет к увеличению платежеспособного спроса, одного из главных механизмов современного экономического роста. Удорожание рабочей силы заставляет предпринимателей принимать меры для увеличения производительности труда, опять же, вещь безусловно позитивная. Далее, когда людей не хватает, государство и общество начинают ценить человеческую жизнь. В России сейчас с этим крайне плохо. «Удорожание человека» заставит правительство (и не только) обеспокоиться улучшением здравоохранительной системы, принимать меры по борьбе с российской сверхсмертностью, улучшить среду обитания. Это не маниловщина – власти уже обеспокоились демографической ситуацией в России (хотя пока принимают не очень эффективные меры). И последнее. Работы американского экономиста Р. Истерлина показали, что у малочисленных поколений выше зарплата, больше времени на досуг и, самое важное, больше детей. Так что это один из способов увеличить рождаемость.

Человеческое общество – нелинейная система, в которой обратные связи крайне важны. Надо учитывать не только краткосрочные негативные последствия, но и долгосрочные процессы. Последствия нехватки рабочих рук создают условия для решения этой проблемы.


Я предполагаю, что в течение 30-50 лет исчезнут многомиллионные города, и число людей на Земле уменьшится до 2,5 миллиарда людей. Ваши исследования прогнозируют такое развитие событии?
Бейбит

Нет, не прогнозируют. Население Земли, скорее всего, начнет уменьшаться, но не катастрофическим образом. Города никуда не исчезнут (если, конечно, не случится ядерная война), а наоборот будут развиваться. Исторический опыт показывает, что в периоды уменьшения населения урбанизация обычно растет.

Здравствуйте.
Верна ли гипотеза, что в странах с высоким уровнем жизни всегда будет отрицательный рост населения и в будущем население планеты значительно уменьшится?
Юрий Леонардович

Как показали работы уже упоминавшегося Р. Истерлина и его учеников, рождаемость зависит не от абсолютного, а от относительного экономического благосостояния. Упрощая, люди сравнивают свой достаток с достатком родителей. Если достичь уровня родителей достаточно легко, то они «успокаиваются» и переключаются на рождение детей. Если нет, то откладывают рождение детей, пока не достигнут уровня достатка родителей. Эта теория подтверждается, например, колебаниями рождаемости в США за последние четыре поколения, где был большой провал у поколения, родившегося во время Великой депрессии, гигантский подъем у следующего поколения (бэби-бумеров), опять провал и опять подъем. В европейских странах рождаемость падает не потому, что там высокий уровень жизни, а потому, что молодое поколение должно работать дольше и интенсивнее для того, чтобы достичь уровня родителей. Как очень точно сформулировал один из участников недавних беспорядков в Греции: «Это неслыханно, что мы живем хуже, чем наши родители».

Поэтому, согласно теории Истерлина, рождаемость в развитых странах вырастет тогда, когда экономическое положение следующего поколения улучшится по сравнению с предыдущим. Если доживем, то увидим, прав он, или нет.

Здравствуйте,Петр Валентинович.
Демографический подъем - результат грамотной социальной политики государства, а спад рождаемости - результат обратного?
Татьяна Анатольевна

Демографические спады и подъемы – в первую очередь, результат действия безличных социальных механизмов, которые агрегируют миллионы индивидуальных решений (у Л. Толстого это очень хорошо сказано, во втором послесловии к «Войне и миру»). Грамотная социальная политика правительства может улучшить (а неграмотная – ухудшить) ситуацию, но переломить ярко выраженный негативный тренд не способна.

Здравствуйте, Петр Валентинович!
1. Правильно ли, я понимаю, что вы трактуете цикл Кондратьева, как цикл отцов и детей? И если так, то ведь цикл отцов и детей 22-25 лет (еще вроде со времен Адама Смита), а циклы Кондратьева - 45-60 лет??
2. По вашему мнению, может ли клиодинамика стать развитием-заменой исторического метода в современной политэкономии? И если да, то какие выгоды вы от этого видите?

Виктор

1. Нет, я только отмечал в моих работах, что и кондратьевские циклы, и циклы отцов и детей имеют схожие периоды – 40-60 лет. Механизмы, скорее всего, разные, так как эти циклы относятся к очень разным процессам. Цикл отцов и детей – это циклическая динамика нестабильности (политического насилия). Работает он так (сильно огрубляя): предположим, в обществе имеются предпосылки для разных революционных движений (почему – отдельный вопрос, которым занимается структурно-демографическая теория). Первое поколение требует реформ, возможно, устраивает теракты или даже доводит дело до гражданской войны. Происходит всплеск нестабильности, который продолжается много лет – десятилетие или два. Те, кто пережили это «смутное время», ощутили его на собственной шкуре, готовы на многое, чтобы не допустить его повторения. Это, в первую очередь, относится к детям революционеров. Поэтому следующее поколение характеризуется относительным спокойствием. А вот внуки, которые на себе не испытали всех прелестей смуты, вновь заваривают кашу. В России мы видим эти «двухпоколенные» циклы в чередовании «либеральных» и «консервативных» правлений в XIX-м веке (пики нестабильности: 1825, 1870, 1920). Поколения сменяются примерно каждые 25 лет, и поэтому средний период цикла отцов и детей – 50 лет.

2. Заменой – нет, но я надеюсь, что наши результаты будут востребованы. По мере того как мы превращаем историю в настоящую науку, станет труднее «надергать» нужных примеров из исторического опыта, чтобы обосновать любую точку зрения. То есть придется обращаться к общим механизмам, а не к отдельным примерам.

Здравствуйте, Петр Валентинович!
Как Ваши методы объясняют, в каких случаях произойдет война между государствами, а когда внутренние беспорядки?
Елена Александровна

Межгосударственные войны очень трудно предсказать, они – результат многоразмерной динамики. Нужно учитывать и многообразие интересов (за или против войны) внутри каждой страны, и многообразие интересов, а также ресурсов, на страновом уровне в международной системе. Динамические системы «многих тел» обычно ведут себя хаотично, и их крайне трудно спрогнозировать. Вообще внешние войны – обычное состояние государств и их основная функция (по крайней мере, до двадцатого века). Многие политологи пришли к выводу, что нужно объяснять не войну, а мир как «неестественное» состояние международной системы.

С другой стороны политическая нестабильность, гражданские войны в бóльшей степени определяются внутренней динамикой государств, и поэтому их легче понять/спрогнозировать. В частности, клиодинамика выделяет два типа колебаний политической нестабильности, которые накладываются друг на друга: вековые циклы (с периодом 200-300 лет, о них шла речь в моем интервью «Эксперту») и циклы отцов и детей (с периодом 40-60 лет, о них см. выше).

. Итак, в ответ на Ваш вопрос: внутренние войны объясняются структурно-демографическими факторами (в первую очередь, перепроизводством элиты) и социально-психологическими факторами (готовность к эскалации конфликта у поколения, которое не испытало смуты). Естественно, это только основные факторы, исторический процесс крайне сложен и многофакторен.

Желаю здравствовать, Пётр Валентинович!
Такой вопрос: знакомы ли вы с работами Льва Гумилёва по этногенезу? Если, да, то не получается ли, что Ваши работы есть ещё одна из многих трактовок истории?
Павел


Уважаемый Петр Валентинович!
Ваше отношение к теории этногенеза Гумилева?Почему ее игнорируют в России?
Александр Петрович

Мое отношение к Гумилеву неоднозначное. С одной стороны я с большим удовольствием прочитал все его книги. Без всякого сомнения, он нащупал широкие макроисторические закономерности. Я принимаю важность таких понятий, как этногенез. Согласен с его гипотезой о существовании тесной связи между судьбой государства и его этнического ядра. С другой стороны, механизм, который он предлагает для объяснения динамики асабии, не выдерживает никакой критики. Более того, я считаю, что концепция пассионарности Гумилева ничего существенного не добавляет к теории асабии Ибн Халдуна.

Я развиваю альтернативную теорию, пользуясь концепцией асабии. Вкратце, новые могучие этносы возникают на так называемых метаэтнических пограничьях, цивилизационных разломах. Эти агрессивные этносы строят великие империи. В результате пограничья отодвигаются от центра и асабия убывает. Это вкратце, на эту тему у меня была напечатана целая книга в 2006 г. (пока только на английском языке).

Кстати, нет ничего плохого в существовании альтернативных теорий. На самом деле наука движется, когда такие теории сталкиваются лбами на эмпирическом материале. В частности, теория метаэтнических пограничий может быть проверена (и была проверена) эмпирически. Расположение метаэтнических пограничий определяется на историческом материале, и дальше мы смотрим, возникали ли там агрессивные империи, и сравниваем с регионами без пограничий. А как проверять теорию Гумилева? Как определить, где ударили пучки космической энергии, а где нет, независимо от постулируемых последствий (этногенеза)? Так как теория Гумилева не может быть проверена эмпирически, большинство ученых ее отвергают. Но нельзя сказать, что целиком. Как я уже говорил, он, конечно, нащупал нечто интересное. Плюс можно пользоваться его концепцией пассионарности, если откинуть детали предлагаемого им механизма, основанного на явлениях, неизвестных или категорически противоречащих современной науке.

Здравствуйте, Петр Валентинович!
Идея построения математической модели развития любого общества интересна, но как защитить полученное новое знание от манимуляций? Это ведь "круче" оружия массового поражения. Изменив извне вектор, величину, коэффициент и т.д. чего-либо в соседнем государстве, получим инструмент проведения политики во вред обществу. Возможно аналогичные "прикладные исследования" уже были проведены: нефтяная "игла" для СССР, судостроение для Польши, Албанский наркотрафик, греческие анархисты, и т.д. Кто будет творить историю?
Акинак

Я вижу основную защиту наших результатов от манипуляций в их публичности. Клиодинамика должна развиваться как обычная наука, а не как эзотерическое знание. Результаты печатаются в открытых журналах. Чем больше людей знают о том, как можно манипулировать обществом, тем меньше вероятность, что одной из группировок удастся это осуществить вопреки воле других. Кто предупрежден, тот вооружен.

Кстати, не надо преувеличивать потенциал клиодинамики для манипуляций. Все-таки это теоретическая наука. Прикладные политологи уже разработали довольно эффективные механизмы манипуляции выборами. Американцы успешно меняют неугодные им режимы (Чили, Сербия, Украина, Грузия, и т.д.).

Практические приложения клиодинамики также могут приносить общую пользу. Например, по мере того, как мы лучше понимаем причины, скажем, гражданских войн, обществу, возможно, удастся научиться их предотвращать.

.

Петр Валентинович! С чем, на ваш взгляд, связан быстрый рост в 2000-е гг. популярности клиодинамики в России? Выделяется ли в этом отношении наша страна на общемировом фоне? Работы каких российских сторонников этого научного направления Вы могли бы порекомендовать?
Антон

Мне кажется, что просто пришло время для превращения истории в настоящую науку. Накопилась критическая масса теоретических методов для изучения сложных систем (а исторические общества – сложнейшие системы для моделирования и прогноза). Кроме того, неспециалисту трудно представить себе, какой гигантский исторический материал (включая данные археологии и таких вспомогательных дисциплин, как нумизматики) уже существует и как быстро его объем растет.

А почему в России? Скорее всего потому, что в России (1) все еще сильны математические науки и (2) сохранилась способность к широким обобщениям. Кроме того, в России математики и историки способны общаться друг с другом.

Многие работы моих коллег вывешены на сайте «Клиодинамика». Смотрите работы Нефедова, Коротаева, Бородкина, Миронова – да, в общем, всех там присутствующих.


Здравствуйте, Петр Валентинович!
Известны ли причины того, что арабские народы, ранее идя по уровню развития впереди планеты всей,постепенно отстали от европейцев?
Василий

Если коротко, то арабы потеряли асабию (способность к коллективному действию). Это привело, сначала, к потере политической независимости (когда другие этносы, например, тюрки, захватили власть в Халифате), а потом и к потере культурной витальности. Подробнее я пишу об этих процессах в моих книгах. То же самое происходит сейчас и с западными европейцами. Великобритания у нас на глазах разваливается на куски. Пока она сохраняет культурное лидерство, но как долго это будет продолжаться? Не надо забывать, что, в исторической перспективе, европейская гегемония продолжалась всего лишь двести лет. Для последних двух тысячелетий, с другой стороны, более стандартная геополитическая конфигурация включала в себя Китай как наиболее могущественное и продвинутое государство (или одно из таковых). Все идет к тому, что к середине этого века мы вернемся к этой конфигурации.

Кроме того, не надо списывать арабов со счетов. Как единый этнос они давно не существуют, но отдельные арабские этносы показывают очень неплохую динамику асабии. Хезболла, например, вполне сравнима с ранними этапами многих, впоследствии ставших великими, империй.

Для нас последние два столетия кажутся нормальным состоянием вещей (тут мы страдаем от аберрации близости, по удачному выражению Гумилева). А история показывает, что одни этносы поднимаются, а другие падают. Кто знает, может быть, к концу века Собор парижской богоматери превратится в мечеть.

Здравствуйте уважаемый Пётр Валентинович!
1. Насколько Ваши работы являются продолжением работ циклистов (А. Л. Чижевского и др.) и в чём состоят существенные отличия?
2. С чем связано падение численности населения (или темпов его прироста) во многих развитых странах, и не есть ли это закономерная тенденция? Насколько я могу понять по задаваемым Вам вопросам, многие эту тенденцию отмечают и она их беспокоит.
3. Какое влияние оказывает на получаемые Вами результаты глобализация экономики и выводится ли она закономерно из Ваших построений?
4. Откуда вытекает необходимость перехода на инновационный путь развития?
С уважением. Тупик Н.
Тупик Н.

1. Основное различие между клиодинамикой и грубыми цикличными теориями истории состоит в том, что циклисты постулируют жесткие циклы, навязанные системе извне. В результате, их эмпирические работы обычно заканчиваются «подгонкой» данных, чтобы уложить их в свою схему. Клиодинамика развивается в русле современной теории динамических нелинейных систем. Циклы возникают в результате действия петель обратной связи. Колебания подвержены стохастическим внешним воздействиям, а также эндогенной нерегулярности (математический хаос); в результате, мы не ожидаем четких, периодических циклов.

2. На эту тему, смотрите мои ответы выше.

3. Мы переживаем не первую (и, скорее всего, не последнюю) волну глобализации. У меня есть статья (правда, на английском языке) о связи между глобализациями и структурно-демографическими циклами "здесь".

4. Нужно диверсифицировать источники экономического роста. Кроме того, страновой престиж, в большой степени, определяется научными и техническими достижениями.

Петр Валентинович, как Вы думаете, социальная динамика в России приведет к модернизации общества в сторону смягчения неравенства, решения задач устойчивого развития и конкурентоспособности? Как осложнят данную проблему миграционные потоки в России, какое воздействие они окажут на ситуацию с правами человека и плюрализмом в политической системе?Благодарю за ответ.
Алексей Олегович

Я оптимист и поэтому считаю, что у России неплохие перспективы для развития. Все, конечно, зависит от нас. По поводу миграционных потоков: как я уже писал выше, я против того, чтобы специально ввозить дешевую рабочую силу.

Здравствуйте, Петр Валентинович. Какая страна в настоящее время находится в наиболее благоприятной демографической ситуации? А какая - в наименее благоприятной? Есть ли идеальная демографическая модель по соотношению возрастов (дети, самодеятельное население, старики)?
Нина

Самая неблагоприятная демографическая ситуация, пожалуй, в секторе Газа. Там не только не хватает элементарных ресурсов для существующего населения, так еще и высокая рождаемость. Пакистан – еще одна страна с серьезнейшей проблемой перенаселения. Они на грани гражданской войны, которая, возможно, начнется уже в этом году.

Считается, что идеальное состояние – умеренный демографический рост, как, например, в США. Но и в США хватает проблем. В частности, американская пенсионная система движется к краху, частично из-за недальновидной политики правительства, но также и по демографическим причинам.

Идеальной демографической модели не может быть. Стране, которая потеряла половину населения (как было в Европе после Черной смерти), нужен хороший демографический рост. А стране с большой плотностью населения (например, Голландия) популяционный рост строго противопоказан. Вы знаете, что в Голландии нужно стоять много лет в очереди, чтобы получить разрешение на покупку кусочка земли, чтобы построить свой дом? И это в Гронингене, где самая низкая плотность населения. В других провинциях купить землю просто нереально.

Уважаемый Петр Валентинович, как вы относитесь к концепции "технологической сингулярности"? Изменятся ли в ближайшие десятилетия прогностические возможности клиодинамики, и, если да, то каким образом?
Роман Жителев

Вы имеете ввиду идеи, в частности, популяризованные Рэймондом Курцвейлом? В принципе, хорошо отношусь. Хотя, как и со всяким знанием, с такими прорывами в технологии и медицине нужно быть осторожным, лично я от долгожития и увеличения возможностей человеческого интеллекта не отказался бы. Но к клиодинамике все это имеет очень косвенное отношение.

Уважаемый Пётр Валентинович!
В выступлениях С.П.Капицы неоднократно излагалась точка зрения о приближении "особой точки" в развитии человечества, связанной с разрывом непрерывности многовековой закономерности изменения численности населения (эта численность носит не экспоненциальный, а гиперболический характер, и разрыв получается не только неизбежным, но прямо-таки сидящим "на нашем носу"). Конечно, эта точка зрения основывается исключительно на эмпирических данных, и теорией считаться, на мой взгляд, не может, т.к. не делается даже попыток нащупать какие-то обоснования, кроме наблюдения чисто математической закономерности; но выглядят эти рассуждения довольно убедительно. Может ли что-то сказать по этому вопросу клиодинамика?
babai

Ну как же, это направление – одно из наиболее обсуждаемых в клиодинамике. Во-первых, сам Сергей Петрович считает, что он занимается клиодинамикой. Во-вторых, есть несколько работ Андрея Коротаева в соавторстве с Артемием Малковым и другими коллегами, статьи Андрея Подлазова, хорошая статья Сергея Нефедова (в соавторстве с Джоном Комлосом). По поводу механизма этой зависимости, мне кажется наиболее убедительной модель Нефедова/Комлоса. Они моделируют популяционный рост как логистический процесс, но с емкостью среды, которая зависит от суммы накопленных знаний. Знания (НТП), в свою очередь, производятся тем быстрее, чем больше населения. В результате, мы получаем динамику ускоряющегося (быстрее чем экспоненциального) роста.


| Просмотров: 5743

Ваш комментарий будет первым
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.

Последнее обновление ( 15.02.2009 )
 
< Пред.   След. >
© 2017