Cliodynamics
Клиодинамика





Locations of visitors to this page

web stats

Скачать статьи

Форум


Причины Революции

Навигация
Главная
Клиодинамика
Статьи
Методология и методы
Конференции
СМИ о клиодинамике
Библиотека
- - - - - - - - - - - - - - -
Причины Русской Революции
База данных
- - - - - - - - - - - - - - -
Ссылки
Помощь
Пользователи
ЖЖ-Клиодинамика
- - - - - - - - - - - - - - -
English
Spanish
Arabic
RSS
Файлы
Форум

 
Главная arrow Причины Русской Революции arrow Ответ Нефедова Миронову
Ответ Нефедова Миронову Версия в формате PDF 
Написал Administrator   
15.11.2008

 НЕФЁДОВ VS. МИРОНОВ

С. А. Нефедов

А причем тут Ленин?


«У меня есть подозрения, что вы симпатизируете ереси тупоконечников.
На этом веском основании я обвиняю вас в государственной
измене и настаиваю, чтобы вы были казнены».
Дж. Свифт. Путешествия Гулливера.

Б. Н. Миронов назвал свою статью «Ленин жил, Ленин жив, но вряд ли будет жить…». Он обвиняет автора этих строк в марксизме. «Концепция русской революции 1917 г., которую С. А. Нефедов отстаивает в своих работах, по внешнему виду неомальтузианская, а по сути – марксистско-ленинская… Как в типичной марксистской работе советского времени, в качестве аргументов в пользу экзистенциального кризиса приводятся крестьянские волнения и недоимки, обезземеливание, социальное расслоение, пережитки феодализма, эксплуатация крестьянства, голодовки, болезни, нищета, стагнация сельского хозяйства вследствие сокращения природных ресурсов для сельского хозяйства и истощении почвы… Словом, классовый марксистский подход, причем в ортодоксальной трактовке, здесь налицо».
Да позволено будет спросить: а что, не было ни крестьянских волнений, ни голодовок, ни недоимок, не было обезземеливания, социального расслоения, истощения почвы? Все это придумали марксисты-ленинцы с целью совершить октябрьский переворот? Вообще-то все эти явления наблюдались – и это банальная истина, которую можно найти в десятках немарксистских работ – от книг лидера кадетов А. А. Кауфмана до вполне официальных «Материалов высочайше утвержденной 16 ноября 1901 года Комиссии по исследованию вопроса о движении с 1861 г. по 1900 г. благосостояния сельского населения…». Да и сам Б. Н. Миронов пишет о голодовках, которые уносили сотни тысяч жизней, о том, что (как минимум) 30% крестьян хронически недоедало (Миронов 2002: 37). Или, может быть, Борис Николаевич – тоже скрытый марксист-ленинец?
На фоне этих голодовок, конечно, удивительным кажется экспорт хлеба. Как утверждает Б. Н. Миронов, экспорт хлеба свидетельствует о его избытке внутри страны: «В условиях рыночного хозяйства хлеб из внутренних регионов мог идти на экспорт только в том случае, если бы не находил спроса на внутреннем рынке по соответствующей цене». Тут все дело в «соответствующей цене»: в условиях свободной торговли цена была мировая, то есть (с учетом транспортных издержек) та же, что и в Лондоне. А вот заработки были российские – ситуация, нам хорошо знакомая. Вот и уходил хлеб за границу в полном соответствии с законами мирового рынка (как сейчас уходят нефть и газ – притом, что целые города отключают от тепла за неплатежи). Вывоз продолжался и в условиях голода, как это было, например, в 1873 году в Поволжье. Либеральная газета «Неделя» писала: «Среди известий о голоде и невозможности достать хлеб для нуждающихся неприятно действуют известия о том, что в тех или иных местах хлеб лежит массами или вывозится за границу... В настоящее время идет сильный отпуск хлеба от нас в Австрию... Но более всего странным представляется то, что хлеб вывозится даже из Самарской губернии – той самой, где люди грызут землю» (цит. по: Китанина 1978: 43). В 1889 году министр финансов Вышнеградский произвел радикальное снижение железнодорожных тарифов и установил экспортные премии, за вывоз хлеба теперь доплачивали. Эти меры привели к тому, что вывоз увеличился в полтора раза, в 1889/90-1890/91 из страны было вывезено 29% чистого сбора хлебов. В результате в конце 1891 года начался страшный голод, унесший, по разным оценкам, от 400 до 700 тыс. жизней (Нефедов 2005: 295-296, Степанов 1993: 166). Таким образом, экспорт хлеба отнюдь не свидетельствует об его избытке внутри страны.
А теперь об оценках потребления. Можно, конечно, и дальше спорить о точности урожайных данных ЦСК – но давайте посмотрим, что получится, если мы примем на веру все поправки и расчеты Б. Н. Миронова. Среднее потребление фуража и продовольствия на душу деревенского населения в этих расчетах равно 356 кг в год (Миронов 2008: 92). Это в самые урожайные и благополучные годы, в 1909-1913 гг. Борис Николаевич считает, что физиологическая норма потребления хлеба в пищу составляет 287 кг в год, а норма фуража в расчете на человека – 18 кг, в сумме 305 кг. По этим расчетам, потребление превосходило норму, «индекс удовлетворения хлебом и фуражом» равнялся 117% (Миронов 2008: 92). Но есть другие данные на этот счет. Осенью 1917 года Статистико-экономическое отделение Министерства продовольствия пыталось подсчитать, сколько хлеба уходит на фураж. Были запрошены сведения о нормах кормления скота из губерний, и поскольку начинался голод, то обычные нормы были урезаны до минимума. В итоге получилось, что в расчете на одного человека на фураж уходит никак не менее 7,1 пуда (116 кг) зерна (Лосицкий 1918: 22, 28). Не 18 кг, как утверждает Б. Н. Миронов, а 116 кг! Борис Николаевич, правда, не признает этой очевидной ошибки, утверждая, что количество скота на душу населения уменьшалось. Однако, во-первых, расход зерна на фураж возрастал по другой причине – из-за распашки пастбищ, а во-вторых, данные Министерства продовольствия подтверждаются подробными данными ЦСУ CCCP, которые показывают, что в 1920-х годах расход на фураж превосходил 160 кг на душу (Нефедов 2008: 102). Так что же получится, если из среднего потребления (356 кг) отнять минимальный расход на фураж? На потребление в пищу останется только 240 кг – намного меньше нормы Б. Н. Миронова (287 кг). То есть даже при всех поправках и допущениях Бориса Николаевича, даже в самые благополучные годы никакого «удовлетворения хлебом и фуражом» в действительности не наблюдалось.
Другой довод Б. Н. Миронова в пользу «удовлетворения хлебом» - это наблюдавшееся в конце XIX - начале ХХ века уменьшение смертности. Я привел данные, указывающие, что это уменьшение смертности проходило в направлении с запада на восток, и предположил, что эта странная закономерность объясняется распространением санитарии и гигиенических навыков. Поскольку в нашем распоряжении нет данных о потреблении мыла и хлорки по губерниям, то этот вывод, конечно, можно оспаривать. Однако наличие этой закономерности неоспоримо говорит о том, что уменьшение смертности зависело отнюдь не от увеличения потребления: потребление в России не увеличивалось с запада на восток, скорее наоборот. Об этом пишет и С. Уиткрофт: «В отличие от ситуации в Западной Европе, в России нет никакой корреляции между увеличением потребления пищи и ростом продолжительности жизни» (Wheatcroft 1999: 52).
Последний довод Б. Н. Миронова в пользу «удовлетворения хлебом» - это его расчеты, показывающие некоторое увеличение роста призывников в 1874-1912 годах. Эти доводы были подвергнуты обоснованной критике М Эллманом (Эллман, 2005) обратившим внимание, в частности, на то обстоятельство, что данные Б. Н. Миронова содержит рад необъяснимых скачков, говорящих о неточности измерений или дефектах выборки. «Выводы Б.Н. Миронова о повышении уровня благосостояния русского народа… на базе антропометрических данных не являются вескими и обоснованными», - таково резюме М. Эллмана (Эллман, 2005: 165) .
Со своей стороны, я могу добавить, что если бы причиной увеличения роста рекрутов было существенное увеличение потребления, то, очевидно, это привело бы также и к уменьшению доли забракованных рекрутов. Однако в действительности эта доля увеличивалась одновременно с ростом призывников вплоть до 1901 года, и впоследствии, несмотря на некоторое уменьшение, оставалась высокой. Более того, имелась положительная и довольно существенная корреляция между процентом забракованных и ростом призывников (0,78) – как будто увеличение роста призывников свидетельствовало не об их здоровье, а, скорее, наоборот (Нефедов 2005: 314).
Б. Н. Миронов и сам признает, что коэффициент корреляции между процентом забракованных новобранцев и сбором хлебов на душу населения в 13 регионах России оказывается очень низким (0,329), что «питание не являлось фактором полностью или в решающей степени определявшим состояние здоровья населения. Правильнее говорить о целом комплексе причин, таких, как жилище, потребление алкоголя, медицинское обслуживание, санитарные условия, распространение отхожих промыслов и др.» (Миронов 2002: 40).
Остается напомнить о некоторых вопросах, которые я задал Б. Н. Миронову, но так и не получил ответа. Речь идет, в частности, о включении Борисом Николаевичем помещичьего хлеба в доходы крестьян и об использовании заведомо нерепрезентативных бюджетных материалов (иногда один бюджет на губернию) для оценки потребления в 1877-1901 гг. (Нефедов 2009).
Или обвинение в марксизме – это и есть ответ?


Литература


Wheatcroft S. 1999. The Great Leap Upwards: Anthropometric Data and Indicators of Crises and Secular Change in Soviet Welfare Levels, 1880-1960. Slavic Review 58: 27-60.
Китанина, Т. М. 1978. Хлебная торговля России в 1875-1914 гг. Л.: Наука.
Лосицкий, А. Е. 1918. (ред.) Урожай хлебов в России в 1917 г. М.: Изд. Моск. обл. прод. Комитета.
Миронов, Б. Н. 2002. «Сыт конь – богатырь, голоден – сирота»: питание, здоровье и рост населения России второй половины XIX – начала ХХ века. Отечественная история 2: 30-43.
Миронов, Б. Н. 2008. Достаточно ли производилось пищевых продуктов в России в XIX – начале ХХ в.? Уральский исторический вестник 3: 81-95.
Нефедов, С. А. 2005. Демографически-структурный анализ социально-экономической истории России. Екатеринбург: УГГУ.
Нефедов, С. А. 2009. Реплика на аргументацию Б. Н. Миронова //http://cliodynamics.ru /index.php?option=com_content&task=view&id=89&Itemid=1
Нефедов, С. А. Влияние революции 1917 г. на динамику потребления пищевых продуктов Уральский исторический вестник 3: 96-107.
Степанов, В. Л. 1993. Иван Алексеевич Вышнеградский. Отечественная история 4: 99-115.
Эллман, М. 2005. Витте, Миронов и ошибочное использование антропометрических данных. Экономическая история. Обозрение11: 159-165.
| Просмотров: 12535

Комментарии (5)
RSS комментарии
1. Написал(а) Розов Николай Сергеевич в 10:50 16 ноября 2008 г. - Зарегистрированный
 
 
к Мальтусу и Марксу добавить Вебера с Ва
Также как и С.А.Нефедову, мне представляется обвинение последнего уважаемым Б.Н.Мироновым в марксизме-ленинизме сугубо риторическим приемом, причем не очень (мягко говоря) убедительным и удачным. 
 
Но сказать хотелось не об этом. Поражает несоответствие между массой добытого Борисом Николаевичем разнообразного фактического материала и его нежеланием дать свое объяснение глубочайшего кризиса 1905 (+-2 года) и катастрофы 1917-18 гг. Неужели опять все сваливается на неудачи в войнах? Но если все так было благополучно с питанием, если не было ни мальтузианской перенаселенности (в центре), ни марксистко-ленинской классовой ненависти в крестьянских, крестьянско-солдатских и рабочих массах, то подданные Российской империи пережили бы поражения, сплотились, вновь мобилизовались и победили. Произошло нечто обратное - поэтому пока большая макроисторическая правда, на мой взгляд, явно на стороне С.А.Нефедова. 
 
Взгляд С.А.Нефедова также выигрывает благодаря макроэкрономическому учету того, как тратились доходы от зернового экспорта (большая часть - на вполне марксистско-вебленовское потребление "праздного класса", а меньшая - на промышленную модернизацию). 
 
Однако здесь рамки структурно-демографической теории оказываются узковаты и доводы С.А.Нефедова носят черты ad hoc. 
 
На мой взгляд, из богатого макросоциологического арсенала здесь наиболее адекватны веберианские идеи Скочпол и Коллинза, а также миросистемные идеи А.Г.Франка и И.Валлерстайна. Первые делают упор на субъектности государства, которое вынуждено отстаивать свои позиции на внешней арене (а этот геополитический момент у Голдстоуна слабо выражен), поэтому озабочено модернизацией, фискальной политикой и делает это как умеет и как позволяют разного рода ограничения (включая культурные и ментальные). 
Вторые делают упор на включенность страны в охватывающую мир-экономику, именно с этих позиций надо рассматривать огромную роль иностранного капитала в промышленном подъеме дореволюционной России, объемы вывоза прибыли, уровень зависимости от кредитов, что уже напрямую связано и с вовлеченностью в 1 Мировую войну. Сюда же относится и большой экономический смысл (для вывозящих прибыль) низких издержек российского производства, включая низкую оплату труда, откуда нищенство и классовая ненависть рабочих и батраков. В связи с этим, хотелось бы ознакомиться с обоснованной критикой профессиональных историков книжки Б.Кагарлицкого "Периферийная империя". Пусть книга вторична (используются идеи Покровского, Струмилина, Валлерстайна и др.) и публицистична, но что в ней ошибочного? 
 
С уважением, 
проф.Н.С.Розов
 
2. Написал(а) Administrator в 09:23 17 ноября 2008 г. - Зарегистрированный
 
 
к Мальтусу и Марксу добавить Вебера с Ва
>Таким образом, экспорт хлеба отнюдь не свидетельствует об его избытке внутри страны. 
 
Рост экспорта из голодающей России - один из единственных способов заработать средства на покупку импорта, который шел в основном на потребление элиты. А элита хотела все больше и больше потреблять, соответственно, расходы переносились на все более аграрно перенаселенную деревню, и любой неурожай приводил к страшному голоду. Совершенно понятно, что это в итоге вызвало рост крестьянских выступлений. Интересно то, что система штрафов и эксплуатация рабочих также усиливалась для лучшей конкуренции на мировых рынках.  
 
Элита, усиливающая эксплуатацию народа, является главным виновником революции.
 
3. Написал(а) Цирель С.В. в 19:38 21 ноября 2008 г. - Зарегистрированный
 
 
к Мальтусу и Марксу добавить Вебера с Ва
Николай, после твоего комментария к статье Нефедова, я решил посмотреть книгу Кагарлицкого. Она производит какое-то двойственное впечатление - с одной стороны, там много верных забытых вещей, например, из того же Покровского (кстати, все же не мешало бы отметить, что он был не только неплохим историком, но и отъявленным мерзавцем, топившим своих коллег, и в конце концов сам попал в ту же ловушку). Но, с др. стороны, там такой грубый подход и такие натяжки, что порой хочется книгу просто выбросить - до конца я ее дочитать не смог. 
Все передержки Покровского и самого Валлерстайна представлены в преувеличенном виде. Вся история, даже века резкого преобладания натурального хозяйства, превращаются в историю торговли большегрузных товаров. Все решает движение капиталов. Вольность обращения с историческими фактами и комментарии на уровне газетной публицистики. Например - "Для борьбы с "бунтовщиками" Москва предоставила Стюартам заем в 10 тысяч фунтов (20 тыс. руб. по тогдашнему курсу), но не деньгами, а товарами: мехами, рожью и др. Это, однако, не остановило английскую революцию".  
Вопрос о принадлежности к периферии и возможностях выхода из периферийного состояния (например, для России, Польши. Японии. Германии и др.) решается невнятным словоблудием, быстро сползающим либо к рекомендациям закрытия от мира. либо переходом тихом переходом к цивилизационным теориям. И т.д. 
В общем, книга вероятно полезна для для расширения кругозора людей, незнакомых с Марксом, Покровским и Валлерстайном. Но читать ее затруднительно. 
 
Сергей
 
4. Написал(а) Л.Бородкин в 17:33 15 марта 2009 г. - Гость
 
 
Еще раз о революциях
Коллеги, я всё же думаю, что надо развести два вопроса - об уровне питания крестьян и причинах революции.  
Вопрос "Отчего же тогда произошла революция?" - очень непростой, связанный с множеством причин. Я упомянул об этом в своей февральской реплике. И всё же напомню: в октябре 1917 г. произошел переворот, давший начало "ПРОЛЕТАРСКОЙ революции" и установлению "диктатуры пролетариата". Этот вооруженный захват власти и политика большевиков привели позднее к ГРАЖДАНСКОЙ войне, в которую было вовлечено многомиллионное крестьянство, составившее (по массе) ядро и Красной, и Белой армий (хотя в Красной армии именно пролетариат был ударной силой) . В ходе революции 1917-1920 гг. , как известно, сопротивление крестьянства большевикам было нередко ожесточенным. И не только в Тамбовской губ. Речь идет о тысячах крестьянских мятежей и бунтов. Крестьянство было расколото.  
Если же мы говорим о 1905-1907 гг., то позвольте напомнить, что главные события происходили в столицах, на заводах и фабриках, в стачках и на баррикадах. Хотя, конечно, и в деревне были волнения и бунты. Но давайте не забывать, что было первично, а что вторично.  
Считаю непродуктивным ставить вопрос о причинах российских революций во главу угла дискуссий по клиодинамике. Иначе надо всерьез заниматься изученим роли партий (особенно РСДРП, эсеров и др.), эволюции рабочего движения, анализом социально-политических сдвигов в общественных настроениях в годы русско-японской войны и Первой мировой, ошибками высшей власти и т.д.
 
5. Написал(а) Владимир Иванович в 00:18 04 января 2010 г. - Гость
 
 
о причинах русских революций
Одними социально-экономическими причинами революции начала 20-го века не объяснить. Поскольку, на мой взгляд, их причина глубже, в развитии этногенеза русского этноса, в перенапряжении этногенетических процессов. Потому что они являются определяющими изначально. Именно всплеск энергетического напряжения вызвал к жизни катаклизмы в русской истории. Акматическую фазу. момент перелома и русская этносистема начала путь невозврата, интеграционная направленность этногенетических процессов сменилась дифференциальной. Система устремилась к распаду, по факту произошедшему в 1990-х гг.
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.

Последнее обновление ( 26.02.2009 )
 
< Пред.   След. >
© 2017